Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Восточный БАМ. XI. В долине Чёрта.

На стене вокзала Ургал 1 висел таксофон, работающий по карточкам "Ростелекома". Воспользовавшись завалявшейся у меня карточкой, я позвонил дедушке, чем несказанно удивил местную железнодорожницу: по её словам за те 2 года, что прошли с момента установки телефона, впервые видит, чтобы кто-то по нему разговаривал.

Перрон на станции Ургал 1

Перрон на станции Ургал 1.


Вагон поезда Тында – Комсомольск, в который мы сели был полупустым: прицепили его только в Новом Ургале и заполнялся он в дороге. Минут через 20 после отправления проводница решила навести чистоту в вагоне.
- Давайте я вам протру столик,- радостно сообщила она.
- А мы уже протёрли,- с укором ответил я.
- Чем?
- Салфетками,- вступила в диалог Катя.
- Бумагой нельзя столик протирать!
- Это была влажная салфетка для интимной гигиены.
- Всё равно нельзя!

Отвалы угольных карьеров

Отвалы угольных карьеров - в предыдущей части они были видны из Чегдомына, а данный снимок сделан возле разъезда Чемчуко.


Горка за рекой Солони

Горка за рекой Солони.


Мукунга

Мукунга.


Депо на станции Солони

Депо на станции Солони.


Солони


Солони


Солони

Солони.

На подъёме к Дуссе-Алиньскому тоннелю по долине р. Солони пейзажи радовали глаз – с одной стороны скальные полувыемки, с другой – горная река. И всё это – на многочисленных кривых. В предвкушении завтрашнего дня, в который нам предстояло пройти пешком уже с восточной стороны хребта, мы вкатились в темноту тоннеля, сразу после которого начались стрелки разъезда Дуссе-Алинь, где мы и покинули поезд. Несмотря на бдительность дежурного по станции, несколько раз выглянувшего посмотреть, кто это приехал с большими рюкзаками, удалось сфотографировать тоннель: разрешение, которое у меня было, не включало тоннели и мосты, хотя заявку я на них и подавал.

Восточный портал Дуссе-Алиньского тоннеля

Восточный портал Дуссе-Алиньского тоннеля.

Отойдя от станции на пару километров и спустившись с крутой и высокой насыпи по лестнице вдоль большой железобетонной трубы, из который вырывался стремительный ручей, мы продрались сквозь чащобу к реке с названием Чёрт, по долине которой и проложена железная дорога. Невзирая на название, место ночёвки оказалось первым за всю поездку, которое действительно было приятным для ночлега, а не выбиралось от безысходности: мягкие моховые подушки, кедровый стланик, могучие деревья и река, шумящая рядом, счастливо дополнялись отсутствием мошки.

Палатка у берега Чёрта

Палатка у берега Чёрта.

На следующий день мы отправились вниз по течению р. Чёрт, где, судя по карте должна была состояться отличная фотосессия. Однако насчёт железнодорожной фотогеничности этого отрезка подозрения возникли ещё при поисках ночлега. Подозрения подтвердились по полной программе. Ни тебе выемок, ни скал, ни реки, текущей вдоль насыпи – только залесённые горки вокруг.

В долине Чёрта

В долине Чёрта.

До вечернего поезда оставалось ещё много времени, а до станции Сулук – мало километров. Потому мы остановились на длительный отдых в пойме р. Чёрт возле железнодорожного моста. Удалось просушить все вещи, включая палатку, и собраться до нового дождя. Пока мы отдыхали, неожиданно к реке выехал БТР на седельном тягаче – люди из тягача набрали воды и укатили. С 8 утра, когда мы проснулись, не прошло ещё ни одного поезда, и я начал было волноваться, не произошло ли где аварии. Первый поезд показался только в 3 часа дня, развеяв своим появлением сгущавшиеся опасения.

Автомобильный мост через р. Чёрт

Автомобильный мост через р. Чёрт.


Тучи над Буреинским хребтом

Тучи над Буреинским хребтом.


Путейский домик на речном острове

Путейский домик на речном острове.


Мост через протоку р. Чёрт

Мост через протоку р. Чёрт.


Вид с моста на р. Чёрт

Вид с моста на р. Чёрт.


Тепловоз 3ТЭ10М на мосту

Тепловоз 3ТЭ10М на мосту.

Вскоре р. Чёрт закончила свой бег впадением в р. Эгоно, мы же добрались до станции Сулук с неожиданно унылым вокзалом, идентичным со служебным зданием – даже сразу не удалось разобраться, какое из зданий - вокзал. Только позже удалось узнать, что когда-то и в Сулуке стоял огромный вокзал, но проект был с нарушениями и уже на второй год после его постройки вокзал закрыли, так как по нему пошли опасные трещины. К сожалению, на месте я не знал таких подробностей и развалины вокзала не сфотографировал.

На берегу р. Эгоно

На берегу р. Эгоно.


Сулук

Сулук.


Развалившийся вокзал Сулук

Развалившийся вокзал Сулук. Снимок из фотоальбома "БАМ".

Оставив Катю на вокзале, я сбегал в центр посёлка, подкупиться в магазине. Как и в большинстве посёлков на БАМе несоответствие масштабных планов и того, что получилось, навеяло уныние.

Пятиэтажки в Сулуке

Пятиэтажки в Сулуке.


Зарастающий тротуар

Зарастающий тротуар.

Сев в поезд до Комсомольска-на-Амуре, приятной неожиданностью для нас оказалось начало, пожалуй самого красивого отрезка Восточного БАМа – южнее железной дороги возвышались величественные горы Баджальского хребта.

Радуга над Баджальским хребтом

Радуга над Баджальским хребтом.

Часто стали встречаться широкие реки, несущие свои воды с гор в широкую Амгунь. Причём, что интересно, река Орокот разливавалась на 2 рукава, удалённые друг от друга более чем на километр, так что железная дорога оказалась проложена по настоящему речному острову. Перед Орокотом активно велось строительство одноимённого разъезда – уже в этом году он должен быть введён в эксплуатацию.

Табличка на вокзале Герби

Табличка на вокзале Герби.


Герби

Герби.

Неприятным дополнением к поездке оказалась попутчица в купе – тётка лет 45-50. Она каждое своё действие и многие мысли комментировала вслух: "Сейчас за водой схожу", "Надо умыться", "Интересно, причём тут Николай?" - это про вагон-церковь им. святителя Николая Чудотворца. Причём она продолжила этим заниматься и ночью – выходить ей было в Постышево, куда поезд прибывал за полночь.

По изначальному плану из Комсомольска мы должны были в ночь вернуться назад на ст. Постышево (так как в западном направлении поезд намного больше идёт по светлому времени) и проехаться до Герби на рабочем поезде. Но действительность внесла свои коррективы: в субботу рабочий поезд не ходил, потому план в полном объёме осуществиться не мог. К тому же, к этому моменту мы уже решили, что так как Катя начала пытаться разболеться и регулярно кашляла, то она поживёт 2 дня в Комсмольске, пока я буду кататься туда-обратно. Оставалось придумать, как в сложившейся ситуации с отменой поезда поступать мне.

Содержание
Tags: Восточный БАМ, Дальний Восток, Железнодорожное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments