Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Восточный БАМ. IV. Рабочими поездами по терра инкогнита.


Рабочий поезд на рзд. Первопроходцы

Рабочий поезд Тутаул - Верхнезейск на разъезде Первопроходцы.

Рано утром под мерзко моросящим дождём мы собрали палатку и направились назад на станцию Дипкун.


Дипкун

Дипкун.

До момента посадки в рабочий поезд у меня были опасения насчёт того, что в него могут и не пустить, собственно ради этого я и оформлял кроме разрешения на фотосъёмку ещё и рекомендательное письмо от музея истории ДВЖД. Но оказалось, что никаких проблем нет – платишь деньги и едешь. Сумма, правда, несколько великовата и всегда кратна 100 рублям, меняясь в зависимости от расстояния. По крайней мере за проезд на 64 км с нас взяли те же 200 рублей, что и за расстояние 115 км. При этом никаких билетов/квитанций не выдавалось.
Рабочие поезда оказались для Кати этаким culture experience, произведя удручающее впечатление едущей в них публикой. В основном, это – путейцы, потому маты, прослушивание мелодий на телефоне и другие подобные «бонусы» являются непременным звуковым сопровождением поездки.
Здания разъездов здесь однотипны, потому я приведу для примера снимок Дёсса и не буду показывать остальные.

Дёсс

Дёсс.


Вид на р. Утугай с моста

Вид на р. Утугай с моста.

Вокзал Тутаул – найдите 10 отличий с вокзалом Дипкуна…

Тутаул

Тутаул.


Памятная табличка на служебном здании рзд. Клепиково

Памятная табличка на служебном здании рзд. Клепиково.

Между Дипкуном и Верхнейзейском – довольно редкое явление: нахлёст маршрутов рабочих поездов. От Дипкуна поезд идёт до Милько, в то время как состав до Верхнейзейска отправляется с Тутаула. Таким образом, на протяжении 49 км от Тутаула до Милько ходит две пары рабочих поездов в день. Скрещение со встречным рабочим поездом было по новому разъезду Первопроходцы, запомнившемуся как зайцем, побежавшем в лес при прибытии состава, так и необычным модульным служебным зданием.

Первопроходцы

Первопроходцы.

Большинство разъездов в этой части БАМа – трёхпутные, но третий путь почти всегда занят вагонами-холодильниками, ржавеющими на путях. И ещё – местами совершенно не вырубают растительность у дороги – были случаи, что ветки кустов буквально скребли по окнам. Для магистральной линии подобное – нонсенс.
Неожиданностью оказалось отсутствие посёлка и, соответственно, вокзала на конечной рабочего поезда – ст. Генерала Милько.

Памятная табличка на служебном здании Генерала Милько

Памятная табличка на служебном здании Генерала Милько.


Служебное здание на ст. Генерала Милько

Служебное здание на ст. Генерала Милько.

Очень пригодилось рекомендательное письмо от музея – нас пустили в служебное здание, и мы смогли пообедать в сухости – на улице в очередной раз разошёлся дождь.
Оставшиеся 64 километра до Верхнезейска, которые мы проехали на следующем поезде, были сильно интересней. Сначала железная дорога пересекла р. Мульмуга по высокому мосту. Скорее, даже, это уже была не река, а залив Зейского водохранилища. Внизу виднелись остатки опор автомобильного моста – после окончания строительства БАМа поддерживать их перестали и когда-то возможный сквозной проезд на машине от Усть-Кута до Комсомольска-на-Амуре канул в Лету.

Вид на р. Мульмуга

Вид на р. Мульмуга (залив Зейского вдхр.) с моста.


Остатки опор автомобильного моста

Остатки опор автомобильного моста через р. Мульмуга.

После этого началась длинная выемка на кривой, посередине которой даже установлен памятник строительству выемки. А у разъезда Улак расположен памятник 0 км строящейся ветки на Эльгинское месторождение. К сожалению заснять эти памятники не удалось. Перед Верхнезейском же поезд пересёк Зейское водохранилище по мосту длиной свыше километра.

На подходе к мосте через Зейское водохранилище

На подходе к мосту через Зейское водохранилище.


Просторы Зейского водохранилища

Просторы Зейского водохранилища - севернее и южнее моста оно разливается на километры.

По прибытии в Верхнейзейск была сделана попытка заселиться в комнату отдыха локомотивных бригад, но увы, свободных мест там не оказалось. Хоть в столовой поесть удалось, хотя и тоже не без скрипа – глазунью жарить отказались, мотивируя тем, что глазунью делают только для локомотивных бригад: «Покажете мне корочки – пожарю». Ещё как вариант ночлега, нас направили в школу, но до сторожа достучаться так и не удалось.

Памятник Апетёнку в привокзальном сквере Верхнезейска

Памятник Апетёнку в привокзальном сквере Верхнезейска.


Украшение над входом в вокзал Верхнезейск

Украшение над входом в вокзал Верхнезейск.


Памятная табличка на вокзале Верхнезейск


Памятная табличка на вокзале Верхнезейск

Памятные таблички на вокзале Верхнезейск.


Вокзал Верхнезейск

Вокзал Верхнезейск.


В посёлке

Перекрёсток в посёлке.


Плакат на верхнезейской школе

Плакат на верхнезейской школе.


Небольшая церковь

Небольшая церковь.


И снова - лебеди покрышечные

И снова - лебеди покрышечные.


Деревянные дома

Одна из улиц в посёлке застроена такими интересными домами.

В итоге пришлось уходить за посёлок и снова ставиться с палаткой. А причина, почему этого делать не хотелось проста: рабочие поезда уходят рано, и чтоб успеть на него приходится вставать в 5:30. Если бы удалось переночевать в комнате отдыха можно было бы поспать на час подольше.


Содержание
Tags: Восточный БАМ, Железнодорожное, Забайкалье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments