Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Category:

Волшебная Ингушетия. II. Мят-Сели.

Древний храм
Древний храм.


Спутниковый снимок нашего пути 25 июля
Спутниковый снимок нашего пути 25 июля. Красная линия – наш путь, большой красный кружок – месторасположение лагеря, маленький красный кружок – место обеда на гребне Скалистого хребта.


Карта нашего пути 25 июля
Спутниковый снимок нашего пути 25 июля. Красная линия – наш путь, большой красный кружок – месторасположение лагеря, маленький красный кружок – место обеда на гребне Скалистого хребта.


К утру разошедшаяся было за ночь облачность снова легла на окрестные горы. И последующие ночи, не раз дразнившие нас звёздами и силуэтами хребтов, чаще всего сменялись пасмурными днями.

Утренние виды

Утренние виды
Утренние виды.


Пока мы завтракали и собирались, приехали ещё три группы. Одна из них, ведомая пожилым ингушом, отправилась в сторону Столовой горы, куда намеревались пойти и мы; другая, одетая по-городскому,– сходила до развалин и вернулась; третья же, состоявшая из относительно местных жителей, приехавших с равнинной части, расположилась в соседней беседке. Вскоре чёрный «Ленд Крузер» последней группы поехал вниз почему-то не по дороге, а напрямую по траве. Первой моей мыслью было, что кто-то городской решил покататься по лугам по бездорожью. Но машина как-то подозрительно ускорялась, начав подпрыгивать на неровном склоне. За ней рванул какой-то мужик, а Илез пояснил, что это – как раз её владелец. Мораль: ставить машину на склоне, понадеявшись на ручник, чревато. Так, почти на наших глазах новый чистый блестящий автомобиль превратился в груду металлолома. «Почти» – потому что крутой склон скрыл от нас момент наезда крузера на металлический столбик, после чего он перевернулся. Уже вечером мы сходили глянуть, что от неё осталось; машину перевернули назад на колёса, сняли номера и обернули полиэтиленом.

Улетевший

Улетевший

Улетевший
Улетевший «Ленд Крузер».


Под временами пробрасывавшим дождём мы стартовали. Первые километры тянулись по горной дороге. Временами встречались пастухи с собаками. У одного из них псины реально охраняли стадо, смотрели на нас недобро, потому Илез настоял, чтобы мы на этом участке скучковались, не отделяясь от группы. Зато дальше мы встретили ленивую овчарку, отдыхающую под навесом и клянчащую у туристов еду, вместо того, чтобы следить за баранами. Заслышав звук мотоцикла своего хозяина, она покинула навес и скрылась в облаке, решив изобразить, что работает. Подъехавший пастух, узнав, что собака только что тут ошивалась, пожаловался, что хитрая псина постоянно манкирует своими обязанностями.

Краткий миг надежды, что распогодится
Краткий миг надежды, что распогодится.


Сергей на горной дороге
Сергей на горной дороге.


Хребет снова скрылся
Хребет снова скрылся.


Дорога
Дорога на склоне.


Где-то на склоне дорога закончилась, и путь продолжился по тропе. Мокрая глина была скользкой, да ещё и сильный заряд дождя пустил по тропяному желобу поток воды. При этом в тучах были видны пятна синего неба, но общую ситуацию они никак не улучшали.

На склоне
Вид вниз.


Краткий отдых
Краткий отдых.


Когда мы поднялись наверх, был организован холодный обед. На ветру, да под очередным зарядом дождя мы быстро замёрзли, и радостно рванули побыстрее, когда трапеза закончилась.

Тропа по хребту

Тропа по хребту

Тропа по хребту
Тропа по Скалистому хребту.


В верхнем мире
В верхнем мире.


Краткая остановка
Краткая остановка.


Погода менялась каждые несколько минут. То проглядывало яркое солнце, то наползала густая хмарь. До древнего храма-святилища Мят-Сели мы дошли уже в облаке (заглавный снимок). Каменное сооружение посреди гор выглядит весьма таинственно. Сейчас в нём никаких обрядов не проводится, но прекратились они лишь в начале XX века. А чуть в стороне от него находится пруд с вполне утилитарным назначением – как поилка для скота.

Маша с Алиной
Маша с Алиной держат входную решётку внутри Мят-Сели.


Дальше по программе у нас было восхождение на Столовую гору, но по такой погоде оно было бессмысленно. Потому, мимолётом прикоснувшись к памятнику былого, мы развернулись в обратном направлении. В нижней части я немного срезал изгиб дороги, сбежав к лагерю по крутым лугам. На спуске группа растянулась, более быстрые пришли минут на 20 раньше остальных, и я попытался развести костёр. Но мокрые дрова упорно не желали гореть, а газовый баллон был в палатке у Илеза. Вернувшись в лагерь с хвостом группы, он поставил мне в укор, что ещё не готовится чай; я в ответ описал возникшие у меня сложности. Илез в ответ сказал, что никаких проблем, чтобы я взял баллон в его палатке, он не видит, и предложил сделать это сейчас. Со словами, что я как-то не привык по чужим палаткам без разрешения лазить, я достал баллон, что Илез радостно прокомментировал: «Вот видишь, Миша, я тебе хоть слово сказал?! Всё, что здесь моё, всё ваше, всем можете пользоваться». Я про себя подумал, что всё-таки лезть в палатку гида у него на глазах, когда он прямо сказал, что можно, это не совсем одно и тоже, как я залез в неё по собственной инициативе.

Дождь утих, времени ещё было много, и мы с Катей отпросились прогуляться до башенного комплекса Харпи, что на другой стороне глубокого распадка. Напрямую до башен было менее километра – рукой подать, но по дорогам, огибающим распадки, набралось все два с половиной.

Распадок, над которым стоит наш лагерь

Распадок, над которым стоит наш лагерь
Распадок, над которым стоит наш лагерь.


Соседний, более глубокий распадок

Соседний, более глубокий распадок

Соседний, более глубокий распадок
Соседний, более глубокий распадок.


Врытая в сыпучий склон дорога
Врытая в сыпучий склон дорога.


Село Бейни
Оглянувшись назад, мы могли увидеть село Бейни.


Наш лагерь
А, если приглядеться получше (в данном случае на снимке с зумом), то виден и наш лагерь.


Башенный комплекс Харпи

Башенный комплекс Харпи

Башенный комплекс Харпи

Башенный комплекс Харпи
Башенный комплекс Харпи.


На обратном пути, внутри села Бейни, мы заметили вертикально стоящий камень с прорезанными на нём надписями. Илез пояснил, что так отмечаются границы между тейпами. Тейп – это что-то вроде рода, но со своими особенностями. Каким-то сложным образом учитывается не только родство, но и социальное взаимодействие.

Камень на границе двух тейпов

Камень на границе двух тейпов
Камень на границе двух тейпов.


Вечером мы сдали деньги за поход. Стоимость с человека была 11 тысяч рублей. Но мы с Катей воспользовались 5-процентной скидкой семейным парам; у тех же, кто уже ходил с «Зовом гор», скидка составляла 10 процентов. Илез сказал, что съездит что-то привезти из дома, заскочит в магазин докупить продукты и спросил, какие пожелания, что привезти. Кто-то, почти в шутку, попросил ещё арбуз – вчерашний был очень вкусным. Илез уехал, мы остались в лагере. Время шло, стемнело, а наш гид всё не появлялся. Дозвониться до него тоже не удавалось. В народе проснулся мрачный юмор – было озвучено предложение написать Виталию, организатору: «Гид собрал с нас деньги за поход и уехал в ночь. Что нам делать?» Народ постепенно расползался по палаткам. Ира, не выдержав неопределённости, спросила в общем чате: «Аhilez а во сколько завтра подъем и выход?» Буквально через 5 минут Илез ответил, что в 7 и 9 соответственно. А потом кто-то сказал, что ей в личку Илез сообщил, что будет минут через 10 и везёт арбуз. К этому моменту залезть в палатку успели и мы с Катей, но тут же вылезли. Вскоре показалась и машина Илеза – у него кончился бензин, потому-то он и задержался, пришлось ждать, пока подъедет брат с канистрой. Я пошёл звать народ из палаток, но половина наотрез отказалась вылазить. Оставшиеся-таки поддались моим призывам, сказав, что только потому что я был уж очень убедителен и настойчив.

И вот мы сидели в беседке, ели арбуз, а Илез показывал нам с телефона свои фотографии. Это был первый момент в походе, когда меня накрыло ощущение волшебства и нереальности происходящего. Ранее наш гид уже говорил, что работает инспектором в заповеднике «Эрзи», и рассказал несколько рабочих баек. А т.к. пошутить он любит, эти байки и не были приняты всерьёз. Например, шикарная история про цаплю. Приехали к ним представители организации, предоставляющей грантовую поддержку заповедников. И нужно им для отчёта хоть какую-то живность отснять. Весь день мотались – и всё без толку. Позже Илез в каких-то зарослях спугнул цапель. Та из них, что поменьше, запуталась в ветвях при попытке взлететь, Илез притащил её за шею с вопросом: «Цапля подойдёт?» Те радостно давать её щёлкать со всех ракурсов. В тот же день ему удалось и зайчонка поймать руками, притащив его за уши. Зайчонок тоже вполне устроил. И вот среди показываемых нам снимках вдруг мы видим Илеза с цаплей, Илеза с зайцем, и у нас отвисают челюсти. Я так прямо и заявил, что до сего момента и в голову не могло прийти, что история про цаплю – не выдумка.

Арбуз был большим, нас, поедавших его, не так много. Потому почти половина этой огромной ягоды осталась до утра. Так что и поленившиеся вылезти из палатки не остались обделёнными.


Содержание
Tags: Кавказ
Subscribe

  • Курортное побережье. VI. Керчь.

    Большая Митридатская лестница ночью. Летом рынок в Керчи открывается в 6 утра – что-то невообразимое по иркутским меркам. И как раз к его…

  • Курортное побережье. IV. Аибга.

    Хр. Аибга с г. Каменный Столб. 5 августа мы поехали на Красную Поляну, оказавшуюся в действительности Розой Хутор – до этого дня я полагал, что…

  • Волшебная Ингушетия. IX. Тхаба-Ерды и Таргим.

    Крест внутри храма Тхаба-Ерды. Спутниковый снимок нашего пути 31 июля. Красная линия – наш путь, большой красный кружок – месторасположение…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments