Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Categories:

Притяжение Каспия. I. 3 суток 22 часа 4 минуты.

До Волгограда мы с Катей добирались раздельно: она – самолётом, а я – поездом. Это была чуть ли не самая долгая поездка в поезде за всю жизнь – как видно из заголовка, в пути я провёл почти четверо суток. Иркутск я покинул на поезде №57 Иркутск–Кисловодск, который по станции Тайшет объединился с составом №97 Тында–Кисловодск, и уже в таком двухгруппном варианте продолжил движение.

Перронная торговля
Возвращение перронной торговли на ст. Иланская.


В дороге неоднократно менялись мои попутчики, ехавшие, в основном, в «трамвайном режиме». А от Бугуруслана до Волгограда я почти сутки ехал один в купе. Даже поинтересовался у проводницы, использует ли кто этот поезд, чтоб до городов на минеральных водах доехать; получил ответ, что как раз от Волгограда посадка до кавказских здравниц и начинается. В багажном купе до Челябинска ехал несопровождаемый 2-месячный щенок. Даже не знал, что такая услуга есть. Проводники кормили его по графику и чистили переноску.

Попутчики в купе были очень разными, запомнились двое.

Во-первых, девушка из Усолья-Сибирского, ехавшая до Красноярска, чтобы поступать в Академию МЧС в закрытом Железногорске. Если в знаниях своих она была уверена и результаты ЕГЭ хорошие, то вероятность завалиться на физподготовке и психологическом тестировании она оценивала, как высокую. А запомнилась мне она написанием собственного квеста про попадание главной героини из современности в какой-то фэнтезийный мир. Квест ещё не дописан и уровень его оставляет желать лучшего, но было приятно пообщаться с человеком, частично разделяющим твои интересы. В ответ я рассказал ей о захватившем меня «Ошейнике», на мой взгляд, шедевре в мире текстовых квестов.

Второй запомнившейся была тётка лет 55-ти из Оренбургской области, ездившая отдохнуть/подлечиться в алтайской Белокурихе. Она успела меня поднапрячь уже к моменту пересечения Оби, т.е. почти сразу после своей посадки в Новосибирске-Главном. За это время я успел услышать про травяные чаи, о которых она вещала весьма одухотворённо, значительно больше, чем мне хотелось бы. К тому же она оказалась упоротой антипрививочницей, заявив, что ни она сама колоться «непонятной жижей» не будет, ни дочери не позволит. Это и помогло заставить её заткнуться – печальным голосом я заявил: «Думаю, вам будет очень тяжело, если ваша дочь заразится ковидом и умрёт от него, а вы будете чувствовать свою вину за то, что убедили её отказаться от вакцинации». Вся напускная благостность у неё сразу же слетела, и святоша выдала: «Мы не заболеем, это скорее вы умрёте»,– после чего уже не конопатила мне мозг разными неинтересными мне историями.

В Тайшете, как я уже писал, мой состав объединяли с другим, потому стоянка была длинной. Реконструкция станции продолжается, с чётной стороны построили две пассажирские платформы. Хотят исключить враждебные маршруты, т.к. пассажирские поезда, следующие на восток, в настоящее время вынуждены пересекать пути, по которым следуют на запад грузовые составы. В Слюдянке подобное уже лет десять как сделали.

Новые пассажирские платформы
Новые пассажирские платформы на ст. Тайшет.


На ст. Иланская на перрон и платформы вернулись торговки снедью, включая знаменитые трубочки (заглавный снимок). Днём позже я увидел возвращение торговок рыбой на ст. Барабинск. Видать, что-то в лесу сдохло, раз после десятилетия упорной борьбы с подобным явлением сдали назад. Правда, по громкой связи гоняли объявление, что из-за ковида не рекомендуют покупать у них еду, но на фоне полного запрета – это уже мелочи.

Депо на ст. Иланская
Депо на ст. Иланская.


Облака над ст. Иланская
Облака над ст. Иланская.


В Красноярске была очень длительная стоянка, свыше полутора часов. И я воспользовался этим временем, чтобы посмотреть новый остановочный пункт Платинум Арена, что в 3 км восточнее станции Красноярск-Пассажирский. До остановки я доехал на электричке, а назад на вокзал вернулся пешком по новому Николаевскому мосту через Енисей. В рамках имитации борьбы с терроризмом выход на платформы с пешеходного моста теперь закрыт, и единственный вариант попасть к поездам – пройти через досмотр на вокзал, а затем по пешеходному тоннелю. В случае следования с западной стороны от станции, как шёл и я, путь удлинили на 300 метров, что с учётом рамок и толкотни на входе, отняло примерно 5 минут.

О/п Платинум Арена

О/п Платинум Арена

О/п Платинум Арена

О/п Платинум Арена
О/п Платинум Арена.


О/п Платинум Арена
О/п Платинум Арена и Енисейский мост.


Электричка
Электричка на о/п Платинум Арена.


Енисейский мост

Енисейский мост

Енисейский мост
Енисейский мост Транссиба.


Енисейская Сибирь
Надпись на крутом левом берегу Енисея.


С нового автомобильного моста через Енисей, названного Николаевским, основной поток машин уходит по новому Николаевскому проспекту. Названы и мост, и проспект по имени бывшей деревни Николаевка.

Пешеходный мост
Надземный переход над новым Николаевским проспектом.


Лестницы
От надземного перехода путь к Студгородку продолжается чередой лестниц.


Вид с горы на ст. Красноярск-Пасс.
Вид с горы на ст. Красноярск-Пасс.


Двухэтажный жилой дом

Двухэтажный жилой дом
Двухэтажный жилой дом по адресу Бограда, 115.


В Омске поезд стоял 42 минуты, которых мне хватило сбегать в супермаркет в 2 кварталах от вокзала подкупить еды и попасть под сильный дождь.

Километровый столб на ст. Омск-Пассажирский
Километровый столб на ст. Омск-Пассажирский.


В связи с тем, что все остановки по Казахстану сейчас затехничены, как такового пограничного контроля при пересечении границы туда-обратно не было. На затехниченной ст. Булаево поезд остановился, постоял 2 минуты, против 15 по расписанию, и тронулся дальше. В Петропавловск прибыли с опозданием на 8 минут, но отправились вовремя. Было странно смотреть на людей, ходящих по перрону и понимать, что разделяющая нас стенка вагона практически непреодолима.

На станции Кропачёво, где в 2012 году мы безуспешно пытались заселиться в комнату отдыха – совершенно хтонический подземный переход – узкий, низкий и сырой.

Пешеходный тоннель на ст. Кропачёво

Пешеходный тоннель на ст. Кропачёво
Пешеходный тоннель на ст. Кропачёво.


И, если утром в Челябинске были холодные +13, в обед в Кропачёво – прохладные +18, то во второй половине дня, в Уфе было уже весьма тёплые +27, а в полночь в Самаре температура понизилась лишь до +24; я въехал в поволжскую жару, сопровождавшую и в Волгограде, и в Астрахани, и в Дербенте.

Вокзал Уфа
Вокзал Уфа.


Памятная табличка

Памятная табличка
Памятные таблички на здании вокзала Уфа.


На подъезде к Саратову движение неожиданно для меня стало левосторонним. О том, что наш поезд не пустили по неправильному пути, а так всё и задумано, говорили и светофоры, и следовавшие навстречу электрички. Удивило, что в таком крупном городе вокзал выглядит большим сараем, а проход к поездам до сих пор свободный – через рамки требуют проходить только при входе на вокзал, а подземный переход к путям расположен в боковом входе.

Саратов
Вокзал Саратов.


За Саратовым железная дорога отошла от Волги и даже перевалила в долину Дона. От станции Качалино до него оставалось по прямой всего полтора километра, но особенности рельефа не позволили ни разу увидеть эту реку. За Качалино дорога прорезала яблочные сады посёлка Сады Придонья, известного по одноимённому производителю соков. Наконец поезд обогнул Мамаев Курган со скульптурой «Родина-Мать зовёт!» и прибыл на станцию Волгоград-1. Катя должна была прилететь на следующий день.


Содержание
Tags: Европа, Железнодорожное, Сибирь, Урал
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments