Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Categories:

Поход по берегу Байкала. XI. Отплытие.

10.09.19

Начало пути – 9:08 высота 458 м.
Конец пути – 16:16, высота 457 м.
Пройдено за день – 7,6 км.
Набор высоты – 319 м.
Сброс высоты – 320 м.



Катер на неспокойном Байкале
Катер на неспокойном Байкале.


Спутниковый снимок маршрута 10 сентября
Спутниковый снимок маршрута 10 сентября. Красная линия – наш путь. Большой красный кружок – место ночёвки у Чаячьего утёса. Маленький красный кружок – место обеда в пади Малая Сенная. Синий кружок – место окончания похода на пристани в Больших Котах.


Карта маршрута 10 сентября
Карта маршрута 10 сентября. Красная линия – наш путь. Большой красный кружок – место ночёвки у Чаячьего утёса. Маленький красный кружок – место обеда в пади Малая Сенная. Синий кружок – место окончания похода на пристани в Больших Котах.


Утром было весьма неуютно. Холодный ветер и гонимые им большие волны резко контрастировали с прекрасной погодой накануне.


Волнение на Байкале.


Так что, несмотря на небольшое расстояние, остававшееся до Больших Котов, мы не стали засиживаться. На м. Соболев стоял указатель расстояния до Листвянки, возможно, немного привирающий в большую сторону.

Верстовой столб
Верстовой столб.


За мысом Соболева тропа ненадолго спустилась на песчаный пляж, обойдя скальный выход, чтобы вскоре снова подняться на склон Приморского хребта. Ближе к утёсу Скрипер тропа ещё раз спускается к Байкалу и около 400 метров идёт по берегу. Второй участок пляжем уже не назовёшь – крупные и не очень глыбы заметно замедляют движение. Волна же заставляла некоторые участки перебегать, успевая проскочить между особо крупными гребнями. Даже резиновых сапог на этом участке было недостаточно, чтобы спокойно пройти его посуху. Что самое интересное, когда мы поднялись на утёс Скрипер, я увидел тропу, уходящую вверх в сухую падь, в обход опасного участка. Уже дома на спутниковом снимке заметил и её примыкание с другой стороны прижима. В предыдущие года я её не помню (не ходил здесь уже 9 лет). Вот и вопрос: для стихийного обхода она слишком качественная и прямая, а если её ББТшники делали, почему все указатели ведут на старый более опасный вариант?

Вид со Скрипера на развилку троп
Вид со Скрипера на развилку троп.


Развилка троп у Скрипера
Спутниковый снимок троп у Скрипера. Красными стрелками показан основной вариант тропы, спускающийся к неприятному берегу. Зелёными стрелками показан вероятный обход опасного участка.


На Скрипере увидел то ли пещеру, то ли грот, не замеченный мной ранее. Но все попытки подобраться ко входу оказались безрезультатными.

Пещера/грот на Скрипере
Пещера/грот на Скрипере.


Вскоре за Скрипером на удобной площадке в устье пади Малая Сенная мы расположились на четырёхчасовое ожидание – до Больших Котов было уже недалеко, а отправление «Восхода» в Иркутск по расписанию в 18:00. Пока мы ждали, со стороны Котов прошла группа из трёх человек – первые полноценные туристы, встреченные нами за весь поход. Под «полноценными» в данном случае подразумевалось наличие более одной ночёвки. Да и выглядели они туристами-походниками, а не выбравшимися на природу горожанами.

Спуск к берегу

Спуск к берегу
Спуск к берегу.


Время шло, а «Восхода» всё не было. Хоть после Скрипера волна и сильно уменьшилась, но мы знали, что у м. Лиственничный волнение всё такое же сильное, и небольшому теплоходу на подводных крыльях оно может доставить серьёзные проблемы. С опозданием на горизонте показался какой-то корабль. Это был «Баргузин» на воздушной подушке. Он менее чувствителен к волнению, и им часто заменяют «Восход» в случае непогоды. Недостатком является его более низкая скорость: 50 км/ч против 65 у «Восхода». Ещё меньше нравилось, что из четырёх построенных судов этой модели два успели сгореть по причине пожаров в моторном отсеке. На Байкале сейчас эксплуатируется «Баргузин-3», история доставки которого на озеро заслуживает отдельного внимания (изначально корабль назывался «Ольхон»).

«...был заложен в 1985 году.

Начальник иркутской ремонтно-эксплуатационной базы флота Восточно-Сибирского речного пароходства Александр Рубцов уточнил: "Строительство было приостановлено и продолжено только в 2004 году. В 2005 году теплоход был предъявлен Российскому речному регистру и сдан как пассажирское судно, а в 2008 году был приобретен Восточно-Сибирским речным пароходством".

Начался путь длиною в два года: сначала - из Нижнего Новгорода на барже по рекам до Архангельска, затем - зимовка, далее - Северным морским путем в Тикси. Оттуда - по Лене до Усть-Кута, а это свыше 3000 километров своим ходом. Капитан Масловский, узнав о назначении на "Ольхон", сразу же вылетел в Усть-Кут. Самый мелководный участок - от Осетрово до Жигалово - он прошел уже со своим кораблем. Правда, пришлось встать на вторую по счету зимовку. "Тяжко, но упорно шли. Продвигались, продвигались, и в районе нежилой деревни Дядьино мы остановились, не смогли пройти. Решили увязать судно покрепче берегу, что бы весенним ледоходом его не сбило", - вспоминает капитан судна.

Пробиться через мели к Жигалово смогли только в навигацию этого года. По большой воде помогали два буксира, далее - сухопутная часть дороги, от Жигалово до берегов Братского моря - на большегрузном трале, затем - по Ангаре до Иркутска. В пути было еще несколько остановок из за туманов, и вот судно почти дома: до Чертугеевского залива - места будущей стоянки - уже рукой подать. Однако последние два километра специалисты называют самыми сложными. Нужно перейти через плотину ГЭС и выйти в Иркутское водохранилище, а на это есть сутки. Операцию разрабатывают по-военному точно, поминутно. За два часа необходимо построить пирс, бульдозеры ровняют берег, готовят площадку. Тягачи помогают "Ольхону" выйти на сушу.

Маршрут пролегает до Байкальского кольца, и там – снова перерыв. На пути пролегают электросети, и "Ольхон" при своей высоте в 8,5 метра под ними не проходит. Перевозок такого масштаба в истории Иркутска еще не было. Что бы провести 80-тонную махину по городским улицам, энергетикам пришлось демонтировать десятки линий электропередач. В это время движение по центральным городским магистралям было перекрыто. Чтобы не оставить без света два микрорайона - "Солнечный" и "Лисиху", - электрики задействовали резервные линии. По проспекту Жукова "сухопутный" корабль сопровождают до пристани экипажи милиции. После рассвета, как только рассеивается туман, к причалу подходит плавучий кран. В это время рабочие освобождают "Ольхон" от запчастей, не нужных на воде.

И вот - последний рывок в тысячемильном пути длиной в два года...»
(Отсюда)

В Большие Коты мы пришли задолго до отправления и успели досыта «насладиться» воплями какого-то коллектива пьяных бабулек, скатавшихся на один день в Большие Коты. Причём из Листвянки их свозили по знакомству бесплатно. Что порадовало на самом деле – удалось занять место у окна со стороны берега, что в широком но коротком салоне теплохода не так-то просто. С воды хорошо было видно разницу между старой и новой тропой.

На водохранилище наступили сумерки, а потом и ночь. Было необычно куда-то плыть, наблюдая лишь огоньки на отдалённых берегах. До этого в тёмное время суток плавал только на резиновой лодке по горному озеру и на пароме через исток Ангары. На скоростном судне ощущения были совсем иными, какими-то волшебными. Попадать в город с воды в такое время суток тоже было новым ощущением: вроде бы только что вокруг нас была тёмная вода, а вот уже и городские огни, и везущее нас по плотине такси. Так с очень приятным послевкусьем и завершился наш поход от Бугульдейки.


Содержание
Tags: Байкал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments