January 13th, 2021

Одиночество

Зимние степи. IV. Скалы над Маргуцеком.

Утром 3-го января я покинул Улан-Удэ, сев на ст. Заудинский в плацкартный вагон поезда №2 Москва – Владивосток. На мой взгляд боковушка плацкарты – идеальный вариант для дневных поездок в поезде, где отсутствует сидячка. В отличие от общего вагона наушкинского поезда, в котором в масках было процентов 40 (хотя у большинства она была спущена, потому смысл нахождения в них остался для меня загадкой, разве что они не знали, что в ПДС нет требования масочного режима для пассажиров), в плацкарте пара человек надевала их для набора кипятка или похода в туалет + одна пассажирка, ехавшая всего 40 минут, пробыла в маске всю поездку.

В Чите я пересел на поезд №602 Чита – Приаргунск с вагонами до Борзи и Краснокаменска. Со мной в купе ехала одна пассажирка пенсионного возраста. Она зашла в маске и не снимала её минут 15, я уже начал думать, что она в ней и спать собирается, но скорее она просто забыла. Разговорившись, выяснили, что и она, и куча её родственников тоже переболели ковидом / продолжают болеть сейчас, что подтверждает мнение о заниженной в разы официальной статистике. В Чите вообще, как я позже убедился, на улицах людей в масках значительно больше, чем в Иркутске или Улан-Удэ, процентов 10-15.

По плану я выходил утром в Маргуцеке, поднимался к скалам на хребте Почекуй, а затем шёл вдоль ж/д до узловой станции Урулюнгуй. Уже после покупки мной билетов ФПК устроила акцию, что при покупке билетов туда-обратно на обратный билет скидка 30%. Выяснив, что цена билета до Маргуцека и до Урулюнгуя одинакова, я сдал оба и купил заново уже до Урулюнгуя туда-обратно, сэкономив таким образом 427 р. 60 коп. Вспоминая дурацкую историю, как в Тайшете нас не выпускал проводник (билет у нас был до последующей станции), обвиняя, что мы украли постельное бельё, в это раз я заранее предупредил о выходе на остановке до указанной в билете.

Выйдя из поезда, я направился к хребту со скалами, т.е. в направлении, откуда приехал. Вскоре мимо проехал одинокий тепловоз, а затем моё внимание привлёк яркий свет над посёлком. В первый момент я подумал, что кто-то запустил салютную ракету: яркая точка опускалась, расширяясь на глазах и становясь ещё ярче. Затем я понял, что это был метеор из потока Квадрантиды, самый яркий, увиденный мной в жизни. В конце своего существования он разросся примерно до 2/3 диаметра Луны и светил много ярче Венеры. Хорошо, что это было вдали от города в отсутствии смога и засветки.

У первых скал я бросил рюкзак и поднялся выше встречать рассвет на горе.

Скалы ночью
Скалы ночью.

Collapse )