Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Монголия и приграничье. II. 2500 километров.

Наш транспорт

Институтский уазик с арендованным прицепом на АЗС неподалёку от Черемхово.


На предварительном этапе подготовки экспедиции наши неприятности не закончились.

18 июня, за день до предполагаемого выезда, мы загрузили буровую платформу в арендованный прицеп и на багажник, на следующий день оставалось забрать всякие мелочи и погрузить личные вещи. Договорились встретиться на следующий день в 8 утра. Смущало лишь два момента: Максу, водителю, никак не удавалось добиться, чтобы у прицепа работали все огни: стоп-сигналы, габарит и поворотники; кроме того, сам Макс был весьма нетрезв, а учитывая его склонность к алкоголизму, мы ещё шутили, как бы он в запой не ушёл. Но Макс уверенно заявил, что он в институт даже к 7 утра подойдёт.


Схема первых 4 дней пути

Схема нашего передвижения от Иркутска до Акташа (19.06–22.06.2018). Красная линия – наш путь, синий кружок – место старта в Иркутске, большие красные кружки – места ночёвок, маленькие красные кружки – места обедов и ужинов.


19 июня. День отъезда. В 7:50 самым первым я уже прибыл на место встречи. Отсутствие машины несколько насторожило, но я честно дождался 8 часов, после чего набрал водителя. Безответные длинные гудки навеяли тягостные мысли, и я с огромной скоростью направился в институтский гараж. Самые худшие опасения подтвердились: машина не была загнана в бокс, а стояла под открытым небом, самого же Макса никто в этот день не видел. Полный п.

Оттуда я направился в кабинет начальника гаража, где по счастью был и зам. директора по общим вопросам сообщить, что Макс ушёл в запой, и узнать, что нам теперь делать. Начальство повторило мою попытку дозвониться до водителя, впрочем, с таким же успехом. В это время мне позвонили мои коллеги, с которым мы должны были ехать, со словами: «Миша, ты где?! Мы уже грузимся!» У меня немного поплыло перед глазами, т.к. выходило, что я зря наговариваю на водителя, но к счастью я быстро нашёл нужный вопрос: «А что, Макс подъехал?» Услышав в ответ «ещё нет, мы пока вещи из каморки выносим на улицу», я понял, что нифига они не грузятся, и поведал им о возникшей проблеме.
Лихорадочно придумывались новые планы, самым адекватным из которых был перегрузить всё на «Вепрь», а потом оставить его на территории России, а в Монголию ехать на машинах новосибирцев, с которыми у нас и запланирована была совместная экспедиция – благо, что за границу везти не так уж и много надо было.

В этот момент в кабинет заглянул Андрей, именно он должен был ехать изначально с нами в Монголию, но когда нам стал необходим прицеп, начальник гаража заменил его на Макса, т.к. «у Андрюхи нет категории BE». Но, забыв об этом, зам. директора спросил/приказал Андрею: «Поедешь с мужиками в Монголию на месяц?»
– Так у Андрея же нет категории,– напомнил я.
– А, точно,– расстроился нач.гаража.
– Как это нет,– удивился Андрей.– Я ещё, когда 20 лет назад в институт пришёл, у меня уже E (т.е. даже просто E, а не BE – прим. автора) была.
– О, ну и замечательно, значит поедешь.

Подивившись, что начальник гаража не знает, какие у его водителей в его подчинении категории, я бросился срочно переделывать документы: командировочное удостоверение, приказ и т.п. Также пришлось отправлять в Новосибирск паспортные данные на Андрея для пропуска в пограничную зону: в России мы должны были работать в пятикилометровой приграничной полосе. Два технаря отправились доделывать электрику у прицепа, а начальник гаража поехал к Максу забирать ключи и документы на уазик. Андрею же пришлось проявить чудеса быстрых сборов, и в итоге, несмотря на все приключения, мы стартовали в этот же день, правда, в 14:48.

Федеральную трассу Р-255 чинили во множестве мест, где было организовано реверсивное движение, местами на достаточно протяжённых участках. Зато за всю поездку мы ни разу не стояли на ж/д переездах.

Первая ночёвка была у нас в гостинице «У Оки» рядом с кафе «Вдали от жён».

Вдали от жён

Кафе "Вдали от жён".


У Оки

Гостиница "У Оки".


На следующий день мы обедали в Нижнеудинске, а ночевали в гостинице «Хазар» в с. Новопятницкое прямо у остановочного пункта на линии Уяр – Саянская. Гостиница была своеобразная: чтобы попасть в душ или туалет, необходимо было выйти на улицу и зайти в соседнюю дверь. А т.к. для непостояльцев гостиницы посещение санузла было платным, то для привлечения внимания персонала, входная дверь в душево-туалетное крыло гостиницы была оборудована противным громким звуковым сигналом, особенно доставлявшим посреди ночи. В этот день у нас отвалился прикрученный всего лишь на один винт поддон, но из всех поломок машины, настигших нас в дальнейшем, эта была самой безобидной.

В Хазаре

"Злая собака" в фойе гостиницы "Хазар".


О/п Новопятницкая

О/п Новопятницкая.


Woldberries

Woldberries на заправке недалеко от Уяра.


21 июня мы обедали в Ачинске.

Ачинский глинозёмный комбинат

Ачинский глинозёмный комбинат.


Позже, в Мариинске, Яндекс.карты направили нас вместо хорошей объездной дороги на короткую, но вусмерть разбитую Дорожную улицу, по которой с километр пришлось трястись со скоростью не выше 20 км/ч. За Мариинском автодорога ушла от Транссиба южнее и через несколько перевалов достигла Кемерово, причём последние полсотни километров на пути не было ни одной кафешки. Вокруг Кемерово объездной нет, так что нам пришлось тащиться через весь город, но и на выезде поесть было негде. Зато неожиданно для всех нас началась автомагистраль: даже не знал, что где-то в Сибири они есть. В настоящее время есть 50-километровый участок от Кемерово на юг и 120-километровый участок от Новокузнецка на север, который, правда, не имеет статуса автомагистрали, но главное – обходит стороной все крупные города Кузбасса. Между ними же 20-километровый разрыв, который в настоящее время ликвидируют. Эти 20 километров приходится ехать по старой дороге, проходящей через населённые пункты, благо их на данном отрезке немного. Вскоре после выезда на этот отрезок показался знак «Пункт питания. 1 км» Мы обрадовались, но ни через километр, ни через два никаких кафешек не было. В реальности она была через 3 километра, и мы решили, что на Кузбассе свои особые километры. Поужинав, мы быстро проехали оставшиеся 15 километров до единственной на этом участке придорожной гостинице «Тарас Бульба».

Тарас Бульба

Гостиница "Тарас Бульба".


Когда ещё в Иркутске мы выбирали маршрут поездки, выбор был ехать через Новосибирск, или через Новокузнецк. Второй вариант на несколько сот километров короче, но многие пугали плохими отрезками дороги между Новокузнецком и Бийском. Хотя вроде бы в последнее время её подлатали. И вот, 22 июня мы едем по объездной Новокузнецка к отвороту на Бийск, и я сообщаю, что вот сейчас начнётся плохая дорога. Сворачиваем, и… Асфальт продолжается, причём лучше и новее, чем на объездной. Ваня даже саркастически поинтересовался: «И долго такая хреновая дорога идти будет?» На самом деле всё-таки между Пуштулимом и Ельцовкой, где мы пообедали, было 15 километров отвратной трясучки, но это заметно отличалось от 70 километров каких-то три года назад: всё-таки действительно большую часть этой дороги довели до ума.

Вечером этого дня мы ужинали в Барлаке, от которого оставалось до Акташа 270 километров. Именно в Акташе мы должны были встретиться с новосибирскими коллегами и оставить там на время прицеп, чтобы ехать в Монголию без буровой установки. Так как граница по воскресеньям не работает, то Саше пришла в голову светлая мысль доехать до Акташа в этот же день: по его прикидке мы должны были добраться к полпервому ночи. Хы! На этом отрезке неприятные приключения спрессовались по максимуму. И необходимость каждый день доливать масло в двигатель, а также капающая из трансмиссии жидкость были далеко не самыми интересными. На подъёме на перевал Чике-Таман (одном из самых опасных участков Чуйского тракта) у нас стал барахлить центральный переключатель, что привело к периодическому выключению освещения: отрубался ближний и дальний свет и освещение приборной панели. А уже весьма темно было. На перевале постояли, дали машин отдохнуть, и решили ехать на ближнем свете. Больше нас проблемы с электричеством не беспокоили до конца поездки, зато на спуске отказали тормоза. Совсем. К счастью, в этот момент на повороте скорость была невысокой, и Андрей успел переключиться на пониженную. Так оставшиеся 130 километров мы и ехали без тормозов в час по чайной ложке. До Акташа мы добрались уже в 3:55 ночи, проехав от здания института в Иркутске ровно 2500 километров.

Ещё вечером мы созвонились с новосибирцами, и Роман сообщил нам, что они забронировали для нас комнату в гостинице «сразу слева за заправкой». Действительно, на въезде за заправкой была гостиница «Расул», но в ней не то что брони на нас не было, но и мест, чтобы заселить не наблюдалось. Пришлось звонить нашим коллегам, чтобы они вышли на дорогу и помаячили, где их гостиница. Оказалось, что «сразу» – это через 600 метров: просто, когда они ехали днём на нормальной скорости, они гостиницу на въезде в посёлок не заметили, а что значит для машины 600 метров?! Для нашей они значили около двух минут.

Роман со своей женой Аней (начальником новосибирского отряда) накормили нас вкусным борщом, напоили чаем, после чего мы легли спать. На улице уже светало, дело шло к пяти утра.


Содержание
Tags: Алтай, Железнодорожное, За науку, Иркутск и окрестности, Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment