Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Бурение оз. Очаул

Буровая установка в утреннем тумане

Буровая установка в утреннем тумане.


Свыше двух лет прошло с момента предыдущего озёрного бурения: в 2016 году мы ездили на оз. Баунт на севере Бурятии. За это время мы приобрели автомобиль "Вепрь", позволяющий перевозить буровую установку в полной комплектации с плотом, т.е. впервые организовать не зимнее, а летнее бурение, состоявшееся в начале июня 2018 года.


Озеро Очаул расположено в 250 км к северо-востоку от Иркутска на р. Малая Анга, входящую в бассейн Лены.

Местоположение оз. Баунт

Местоположение оз. Очаул отмечено красным кружком.


Оз. Очаул

Спутниковый снимок оз. Очаул.


Наша автоколонна

Наша автоколонна с водителем Игорем, который как раз и вёл "Вепрь".


Безрукова Елена Вячеславовна

Безрукова Елена Вячеславовна – наш научный руководитель.


За пару километров до озера заканчивается хорошая дорога и начинается похуже, ведущая в обеспеченное охотохозяйство: примерно в 10 км за оз. Очаул второй основной кордон (первый – у озера), на котором постоянно проживает как минимум пара семей. Когда-то на месте кордона была деревня Юхта, её сохранившиеся дома и используются охраной кордона. За кордоном дороги нет, только зимник через болота, которые не на каждом вездеходе летом преодолеешь. Между тем, зимник этот ведёт в деревню Шевыкан, где проживает 4 эвенка.

На берегу самого Очаула поставлено несколько домиков, владельцы которых живут в крупном старинном селе Анга.

Приехав вечером, мы только и успели, что разгрузить машину и установить лагерь.

Очаул

Очаул

Очаул.


Кухонная палатка

Кухонная палатка, внутри которой виднеется силуэт Ольги Левиной.


Вечерний Очаул

Вечерний Очаул.


На второй день, 8 июня, мы начали сбор нашей плавучей платформы.

Лиственница и беседка

Лиственница и беседка.


Один из этапов сборки

Один из этапов сборки.


Наша лодка

Наша лодка.


Моя палатка

Моя палатка на переднем плане.


Платформа с понтонами

Платформа с понтонами.


Закончив сборку плавучей платформы, мы отправились вдоль всего озера сделать батиметрическую съёмку для выбора места бурения, а заодно и отобрать пробы для нашего коллеги.

Озеро Очаул

Озеро Очаул

Озеро Очаул

Озеро Очаул с лодки.


Малая Анга

Заросшее устье одной из проток Малой Анги.


Протока

Протока, соединяющая Очаул с безымянным озером.




На моторной лодке по Очаулу.


Кильватерный след на повороте

Кильватерный след на повороте.


Домики на берегу озера

Домики на берегу озера и наш лагерь.


Вернувшись на берег, мы спустили плавучую платформу на воду и начали уже на ней собирать буровую пирамиду.

Подготовка с спуску

Подготовка с спуску на воду.




Спуск на воду.


Платформа на воде

Платформа на воде.


Буровая установка в сборе

Буровая установка в сборе.


Собрав установку, мы привязали её к моторной лодке и отвезли на точку бурения.



Транспортировка буровой платформы к точке бурения.


Транспортировка буровой платформы к точке бурения

Два Ивана на платформе, буксируемой лодкой.




Транспортировка буровой платформы к точке бурения.


На точке бурения один из якорей был сброшен с платформы, а остальные три развезены лодкой в противоположные стороны, чтобы максимально закрепить буровую в требуемом месте.

Перевозка якоря

Перевозка якоря.


В этот день работать уже было поздно, потому первый осадок мы подняли 9 июня.

Ракушняк

Ракушняк с глиной на буровом снаряде.


Ваня и Саша

Ваня и Саша взирают на буровой снаряд.


Керн

С полученным керном. Ещё предстоит отрезать верх трубы и слить излишек воды.


Буровая установка

Вечерами буровая платформа смотрелась на озере очень одиноко.


Утром 10 июня был туман (заглавный снимок), который вскоре рассеялся. Всё предвещало хорошую погоду, и мы продолжили работу, переместившись на новую точку: за ночь сменился ветер и во вчерашний забой мы не попадали.



Утренний заплыв к буровой платформе.


Однако уже вскоре в стороне Качуга стала зреть гроза, чёрные тучи которой поползли в нашу сторону. В какой-то момент разряд молнии случился прямо над нашей буровой; Ваню, державшегося за алюминиевую лестницу, ударило током за счёт пробоя через воздух. После этого мы с небывалой до этого скоростью запрыгнули в лодку и учесали на берег пережидать подобные развлечения в безопасности. Что удивительно, лодка, мотор которой, обычно заводился очень неохотно, в этот раз завелась с полоборота.

Через пару часов непогода ушла, и мы вернулись на воду завершать работу. Ниже – ещё несколько снимков с процесса бурения.

Постановочный кадр

Ваня, Саша и Ваня позируют для постановочного кадра.


Мытие мое

После каждого поднятого лота всё оборудование необходимо промыть, чтобы не допустить загрязнение материала осадком с других глубин. По счастью, на Очауле температура воды была вполне комфортной для подобной работы.


Детали снаряда

Детали бурового снаряда.


Ваня подписывает керн

Вовремя и правильно подписать керн очень важно, иначе с таким трудом добытый материал превращается в кучу бесполезной грязи. На снимке этим занимается Ваня.


Закончив буровые работы, мы вытащили все якоря и оттащили буровую платформу к берегу, где её и разобрали. К слову разбор занял не более 2,5 часов против 6 с лишним на собирание.

Подготовка к буксировке платформы

Подготовка к буксировке платформы.




Транспортировка буровой платформы к берегу.


В последний день экспедиции мы поехали копать торфяник в сторону второго кордона. По пути обогнали эвенка, спешившегося с коня при нашем появлении. Он помахал, чтобы мы остановились и стал спрашивать выпить, при том, что сам уже еле стоял на ногах, несмотря на ранний час. На ответ, что у нас ничего нет, он спросил, не собираемся ли мы в Шевыкан (вышеупомянутая деревня с 4-мя проживающими в ней эвенками). До Шевыкана мы не собирались. Тогда пьяный эвенк поведал, он "Почта России" и должен доставить отправление в отдалённую деревню; при этом он продемонстрировал нам железный ящик (скорее всего с пенсией). Думается, что этот почтальон воплотил в себе всю сущность "Почты России": её скорость и надёжность. Когда мы тронулись в путь, незадачливый алкоголик при попытке залезть на коня, свалился плашмя, и какое-то время лежал, отдыхая от тягот бренного мира.

Мы же, добравшись до кордона, покинули машину и пошли искать место для копки торфяника. Места там откровенно гиблые. Дорога идёт просто по болоту, а узкой колее от квадроциклов, уходящей по сухому гребню висела грозная табличка "Острожно, шипы!"


Два порося

От кордона за нами увязались два порося. Саша прокомментировал: "Интересно, кого из нас, они за своего приняли?!"


Калтус

Калтус, где мы чуть позже отобрали торф, когда поняли, что дальше ловить нечего.


Гиблые места

Гиблые места

Гиблые места.


Вычерпывание воды

Вычерпывание воды

Вычерпывание воды из шурфа.


Когда скорость поступления воды в шурф сравнялась со скоростью её вычерпывания, мы быстро отобрали торфяник, вернулись на Очаул, там собрались, и уже к ночеру были в Иркутске, дома.

Общие впечатления по сравнению с зимним бурением получились неоднозначными. Конечно, летом несомненно теплее, особенно на озёрах, подобных Очаулу, где вода достигала температуры +17 градусов. Длиннее световой день. Но зато зимой не бывает волнения, а самое главное – ветер не сносит с точки бурения, что может стать особенно критичным на глубоких озёрах (Очаул мелководен, максимальные глубины 2,3 метра).
Tags: За науку, Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments