Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Вьетнам. XIII. Возвращение в Нячанг

Рыбацкие лодки в северной части Нячанга

Рыбацкие лодки в северной части Нячанга.

От пещеры на всё той же лодке мы вернулись в туристический посёлочек, где загрузились в наш микроавтобус. Перед тем, как выдвинуться к станции, мы забрали заказанные заранее картофель фри и гамбургеры, расфасованные порционно по контейнерам. Ещё парочка контейнеров была заполнена соусами. Уже в который раз мы восхитились, как тщательно продуман каждый момент в данной экскурсии.


После получасовой поездки мы добрались до города Донгхой, с вокзала которого мы уезжали назад в Нячанг. Так как Донгхой находится заметно севернее Хюэ, обратный путь был длиннее – около 15 часов. На выходе из микроавтобуса Вика попросила помочь забрать еду, пока она будет рассчитываться с водителем. Мы с Катей положили в пакет примерно половину контейнеров, ещё часть взял Илья (глава семьи из трёх человек). Лариса же и Наталья вышли с таким видом, словно им религия не позволяет таким не барским делом заниматься. Остаток в итоге забрала Вика.

На перроне Донгхоя сложно было уложить все эмоции от посещения подземного мира. Ведь, подумать только, между фотографией входа в пещеру Фонгня, на которой завершился предыдущий пост, и снимком станции Донгхой – меньше полутора часов. А словно в другой мир попали. При этом не было ни ощущения ни гонки за временем, ни длительного бесцельного ожидания, за что огромный респект агенству Leto.

Станция Донгхой


Станция Донгхой

Станция Донгхой.


Но вернёмся к менее возвышенным материям. Нам уже было известно, что на обратный путь было взято два полных купе. На Катин вопрос, а не придётся ли нам и обратно как бедным родственникам ехать на двух верхних полках, я ответил: «Ну уж нет!». Ларисина прыть в течении всей поездки не оставляла сомнений в её способности без проблем залезть наверх. А не иметь возможности посидеть на полке, на которую никто посторонний не претендует, нам, понятно, не хотелось. Судя по всему, Лариса заподозрила подвох, потому при подходе поезда обогнула Вику, стоявшую с билетами – перед ней стояли я и Наталья (жена Ильи, а не подруга Ларисы). Но меня на мякине не проведёшь. Когда проводник проверил билеты, я раскинул руки, с одной стороны пропуская вперёд Наталью, а с другой, оттирая Ларису. Она ещё чётче почуяла подвох и возопила: «Миша, куда вы торопитесь, все сесть успеем». Никак не среагировав на неё, я прошёл в последнее купе и плюхнулся на полку. Вскоре подтянулись Катя и Лариса с Натальей. Последняя, похоже, соображала хуже Ларисы, потому спросила в пространство: «Ну вы же нам, конечно, уступите нижние полки». На мой ответ «нет» она запричитала, что не сможет залезть наверх. Лариса с мрачным видом процедила: «Как обычно, всё плохое – мне»,– и полезла наверх, хотя поезд ещё даже не отправился. На слова Натальи, что пока она может и на её нижней посидеть, Лариса выдала: «Мне сказали, где моё место». Почему-то сразу на ум пришли «Джентльмены удачи». Наталья принялась квохтать, почему-же Вика так всё плохо продумала, и что «у нас образовался дефицит нижних мест». Тут я не выдержал и поведал, что нижних мест ровно столько же, сколько и по пути в Хюэ. Наталья удивилась, пришлось пояснить, что туда мы ехали на двух верхних полок. Ответ был в духе бабули, подложившей хворост в костёр, где сожгли Яна Гуса: «А сейчас вы так не хотите?» Я отрезал: «Нет!». Ответный вопрос: «А почему?» достоин войти в золотую копилку фраз из серии «как изображать из себя дурочку к вящей пользе», потому был мной проигнорирован. Тогда Наталья пошла жаловаться на нас Вике, но та благоразумно не стала лезть в конфликт, сказав, что как-нибудь уж утрясётся всё. В итоге, от повышенной интеллигентности один из семьи готов был поменяться с Ларисой местами. Жаль, что её спектакль одного актёра прошёл мимо них. Как курящая, она не могла непрерывно лежать наверху, потому регулярно спускалась со своего места и бегала в тамбур, после чего лихо залазила наверх. Но самый цирк был, когда она на вторую полку полезла со стаканом чая, полностью игнорируя Натальины уверения, что днём Лариса может сколько хочет сидеть внизу. Стало очевидно, что проблема была не в трудности закидывания своей тушки на верхнюю полку, а в желании у каждой иметь свою сидячую полку в полном распоряжении. Оставалось радоваться нашей предусмотрительности и пониженному количеству гнилой интеллигенции в крови, позволяющей ездить на тебе каждому встречному.

Меж тем за окном бежала лента дороги, по которой мы ехали из Хюэ в пещеры. Мелькали дома, поля, речки. На подъезде к Хюэ окончательно стемнело, так что красивый участок, что чуть южнее, мы и на обратном пути не увидели. Зато рассвело за несколько часов до Нячанга, что дало возможность полюбоваться новыми видами Вьетнама.

Вид на огромный полуостров

Вид на огромный полуостров.




Морское побережье севернее Ниньхоа.


Залив с рыбацкими лодками

Залив с рыбацкими лодками.


Рисовое поле

Рисовое поле.


Мешки неизвестного назначения на крыше

Мешки неизвестного назначения на крыше.


В Нячанге нас встретил Константин, директор турагенства Leto, рассадивший нас по такси, развёзших по отелям.

В день приезда, 31 марта, мы немного прогулялись по городу, украшенному по случаю сразу двух близко расположенных в календаре праздников: дню независимости и окончанию войны.

Тротуары, заставленные байками

Тротуары, заставленные байками.


Праздничные флаги

Праздничные флаги.


А затем поехали на северный пляж, прикрытый от моря мысами, и потому почти всегда со спокойным морем. Там Кате впервые за поездку удалось без опаски искупаться. Рядом с пляжем находится местная достопримечательность – сад камней, на который регулярно большими автобусами привозились толпы азиатов. Вход в это чудо природы платный – 1 доллар. Мы никак не могли понять, за что там платить: обычные окатанные камни, которых мы насмотрелись что на Сахалине, что на Байкале, причём у нас они часто и повыразительней. Только в Иркутске, мой друг Саша Щетников пояснил, что для Вьетнама гранит – это редкость, там в основном как раз осадочные породы, потому для них такой мыс – диво дивное.

Сад камней

Сад камней.


Картина на стене ресторана

Картина на стене ресторана.


Северная часть Нячанга

Северная часть Нячанга.


Рыбацкие лодки

Рыбацкие лодки.


От пляжа мы прогулялись несколько километров на север до места строительства целого комплекса новых отелей, а затем подъехали до улицы Tháp Bà полной кафешек со свежими морепродуктами. Константин, директор Leto, пояснил нам, что ассортимент продукции, что на этой улице, что на соседней Bờ Kè Bắc одинаков. Но в ресторанах на Bờ Kè Bắc всё в два раза дороже, чем в кафешках на Tháp Bà. И если нас не смущают пластиковые стулья и простецкая обстановка – надо идти туда. Нас это не смущало, и мы впервые попробовали лангуста, омара, огромную креветку. Всё понравилось. Также взяли каракатиц и пришли к выводу, что каракатицы не нравятся нам даже свежие – до этого мы грешили, что может нам перемороженные попадались или приготовленные коряво. Но многие из даров моря сами по себе недёшевы, так что данный ужин обошёлся дороже любого из ресторанных, где мы особо ни в чём себе и не отказывали: в такой простецкой кафешке мы оставили свыше трёх с половиной тысяч рублей. Не могу сказать, что теперь буду мечтать ещё раз поесть подобные блюда, но попробовать было познавательно: про тех же пресловутых омаров столько раз в книгах читал.

Ракушки и крабы

Ракушки и крабы.


Лангусты

Лангусты.


Столик в уличном кафе

Столик в уличном кафе.


Содержание
Tags: Вьетнам, Железнодорожное, Море, Фауна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments