Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Снежный дождь

Капли на пихте

Капли на пихте на фоне подвесного моста через Селенгингку.


Воспользовавшись тремя выходными на так и остающийся странным праздник 4 ноября, мы с Катей сходили в небольшой поход в сторону Соболиных озёр. Вечером 3 ноября прямая электричка увезла нас в Выдрино. Мало того, что из-за ремонта путей, она и так последние месяцы идёт на 40 минут позже обычного, так в тот день ещё и дополнительных полчаса опоздания в нагрузку отсыпали. Так что, на конечную станцию мы приехали уже в 23:20. Оставалось радоваться, что нам не нужно было по ночи уходить за село и ставить палатку: неподалёку от вокзала нашлась недорогая турбаза «Снежная», где за ночёвку с нас взяли всего 800 рублей (за двоих). На фоне цен окрестных баз, начинающихся от трёх тысяч, это было замечательно.


Карта ноябрьского похода

Карта ноябрьского похода по Снежной и Селенгинке. Красная линия – наш путь. Большие красные кружки - места ночёвок. Маленькие красные кружки - места обеда. Синий кружок - станция Выдрино.


Позавтракав и собравшись, мы стартовали 4 ноября в 8:12. Снега в предгорьях Хамар-Дабана было заметно больше, чем на Олхинском плато, зато на реках полностью отсутствовали забереги (Олха же местами уже перехвачена тонким льдом). Соответственно, часть времени уходила на поиски тропы: перед нами никто не ходил, и не всегда было очевидно, куда идти по заснеженной тайге. По счастию, снег был свежим, мягким и не глубже пяти сантиметров – сам по себе он движение не замедлял. Добравшись за 2,5 часа до первого прижима, что в километре за Ключом Берёзовым, мы увидели развилку. Промаркированная тропа шла ближе к реке по каким-то буеракам среди поваленных деревьев, нечто же больше напоминавшее узкую дорогу, чем широкую тропу, уходило вверх, но тоже в нужную нам сторону. Решили выбрать последний вариант. Однако, через 100-150 метров тропа-дорога сначала повернула вверх от реки, а затем и в обратном направлении, продолжая набирать высоту. Решив, что это – тупиковый путь до какой-то зимухи, мы спустились к туристической тропе напрямик, выйдя аккурат к самому неприятному вверх-внизу на всём пути до стрелки (устье Селенгингки). Тропа пересекала крутой распадок с сыпучими склонами, свежий снег на которых ничуть не улучшал устойчивость.

Река Снежная

Река Снежная.


Сосульки от речных брызг

Сосульки от речных брызг.


Вид вверх по течению реки

Вид вверх по течению реки.


За оврагом путь стал получше, а потом я заметил, что тропа неожиданно расширилась. Окончательно в этом мы убедились на спуске в пойму Снежной, где был построен настил из брёвен. Стало ясно, что тропа-дорога, с которой мы свернули, где-то поверху обогнула глубокий распадок и незаметно вернулась на основной туристический маршрут.

Катюха спускается по настилу

Катюха спускается по настилу.


Объявление

"Путник! Здесь туристы из Екатеринбурга облагородили место для стоянки с палатками. Выйти на это место: прямо по сухому руслу в сторону реки. 18.08.2017."


Дальше без особых приключений мы миновали оставшийся путь до стрелки, по пути пообедав. На турбазе в устье Селенгинки никого не было. Первым серьёзным препятствием на пути оказался мост через Грамотуху – приток Селенгинки. Брёвна с набитыми на нём досками и перила, казалось бы делали переход полностью безопасным. Но в середине моста над речным потоком один пролёт перил отсутствовал, а доски были хорошо присыпаны снегом. В итоге по мосту я перенёс Катин рюкзак, со своим же не стал рисковать и проверять свою устойчивость, а перешёл Грамотуху вброд. Очень хорошо, что в поход я пошёл в резиновых сапогах (Катя шла в зимних ботинках, на ночь же у нас было по паре валенок). Без рюкзака Катя без проблем перешла по мосту.

Ещё один прижим с обходом поверху, очередной ровный участок по надпойменной террасе – и мы достигли конца прямого разлома, начинающегося от Байкала и заканчивающегося в двух километрах выше устья Селенгинки. Здесь тропа поднялась наверх уже не осыпного склона, а коренного образования, пересекла безымянный ручей целым мостом и вывела нас к капитальному подвесному мосту через Селенгинку, уже знакомому нам по походу 2013 года; до Соболиного озера оставалось не больше полутора километров, но мост не вызывал энтузиазма идти по нему. Основной проблемой были даже не относительно редкие доски, а их наклонность вбок. Присыпанные снежком, они были мокрыми, и в случае заморозка превратились бы в смертельный каток. Т.е. туда-то мы по ним бы прошли, а вот с возвращением могли возникнуть серьёзные сложности. Подумав, что озеро мы уже видели, Грааль нас там не ждёт, мы решили, что рисковать особо резона нет, и вернулись чуть назад к удобной площадке у безымянного ручья.

Сменив комплект вымокших за день носков (у меня в сапогах они отсырели, у Кати в ботинках – просто промокли) мы переобулись в валенки и принялись обустраивать лагерь. Для тепла наломали ветки кедрового стланика, накидав их на месте будущей палатки. По хорошему, ещё немного надо было, но и так вышло лучше, чем без ничего. Кроме тепла, кстати, они и мягкость создают.

Лапник под палатку

Лапник под палатку.


Палатка


Палатка

Палатка.


Вскоре после ужина стемнело, начали пролетать мелкие снежинки. Мы загрузились в палатку, когда на часах было начало восьмого. А в половине восьмого по палатке застучали капли дождя. Да-да! В ноябре, на Хамар-Дабане (пусть и у подножия) после уже лёгшего снега пошёл дождь. Поражённые случившимся, мы завалились спать.

К утру 5 ноября дождь, шедший почти всю ночь, прекратился. Заморозка так и не было. Снег насытился водой, заметно съёжился и стал заметно лучше держать, так что наши опасения относительно моста не оправдались, но кто бы мог предвидеть?!

Мост через безымянный ручей

Мост через безымянный ручей у места ночёвки.


Наклонный подвесной мост

Наклонный подвесной мост через Селенгинку, остановивший нас накануне.


Жёлтый лишайник

Жёлтый лишайник.


В обратный путь мы вышли в 10:06. Искать тропу уже не было нужды – мы шли назад по собственным следам. Местами поверх них были свежий след косули, за которой двигался волк. Жизнь в лесу шла своим чередом.

У Грамотухи снова начал капать дождь, так что обедать мы решили под навесом пустынной турбазы – к чему лишне мокнуть. Сама база производила вид, что в неё неплохо вложились в своё время, а потом подзабросили. Особенно недостроенный аил с разобранной крышей. Когда я спускался к реке, увидел на самой стрелке, т.е. на другом берегу Селенгинки, двух рыбаков. Лодки поблизости было не видно, возможно они пришли по другому, более простому берегу Снежной, и перешли последнюю вброд. Но они были не первыми, встреченными нами в этот день млекопитающими. На берегу Селенгинки между Грамотухой и турбазой мы наткнулись на оставленную кем-то сосиску в полиэтилене рядом с синим тентом. Под тентом обнаружился рваный накомарник и сумка. В сумке же среди доширака и чего-то ещё весело скакала мышь, изрядно напугавшая Катю, заглянувшую в сумку.

Стрелка

Стрелка Снежной и Селенгинки.


Вид вниз по течению Снежной

Вид вниз по течению Снежной.


Турбаза Стрелка


Турбаза Стрелка


Турбаза Стрелка

Турбаза "Стрелка".


Таёжная тропа

Таёжная тропа.


Кора душистого тополя

Кора душистого тополя.


На подходе к прижимам, я обратил внимание на полностью растаявшие за день лесные озёра. Они меня и по пути наверх заинтересовали, а в этот день я пригляделся к ним повнимательней. Это явно была старица, но необычно глубокая, т.к. расположена у самого края крутого склона, ограничивающего вышеупомянутый разлом.

Старичное озеро у края разлома


Старичное озеро у края разлома


Старичное озеро у края разлома


Старичное озеро у края разлома

Старичное озеро у края разлома.


В районе этих озёр мы встретили группу школьников со взрослыми, пошедшими в трёхдневный поход на Соболя. По их словам они собирались заночевать на турбазе, а потом за день налегке сбегать до озера и обратно. Остаётся подивиться смелости не побоявшихся взять на себя риск за детский поход в не самое благоприятное время года. Нам же идти стало не так интересно: натоптанная двумя десятками человек тропа сразу потеряла свою загадочность.

На обратном пути я внимательно следил за тропой и не пропустил отворот широкой тропы-дороги вверх. Вскоре после него мы наткнулись на разрушенный помост из брёвен для пересечения очередного распадка.

Остатки снегоходного настила

Развалины снегоходного настила.


Катя согласилась пройти, посмотреть, как идёт эта тропа-дорога. Мы набрали около 80 метров высоты, пересекли неприятный в нижней части распадок в пологом месте, после чего развернулись вниз и вышли на свои старые следы.

Протока Снежной


Протока Снежной

Протоки Снежной.


Изначально мы планировали поставить палатку на хорошей площадке сразу после прижима. Но прошедший дождь превратил её в нехорошую: под снегом пряталась лужа воды. Решили идти дальше до Ключа Берёзового, где луж не было, и достаточно было просто откинуть снег. Памятуя о прошлой ночёвке, в этот раз мы набрали лапника побольше, в данном случае пихтового. От него, кроме тепла и мягкости шёл ещё незабываемый запах, насыщавший палатку волшебным ароматом.

Пихтовый лапник

Пихтовый лапник.


Плотина

Мостик из поваленных деревьев через Ключ Берёзовый стал работать плотиной, создав запруду и образовав новую протоку.


6 ноября наш путь был уже тривиален, и в 11 часов мы были уже в посёлке, по пути увидев чёрную белку.

Солнечный снег

Солнечный снег на окраине Выдрино.


Там вкусно пообедали в придорожном кафе (особенно хороши были свежесваренные позы), перебрались на вокзал и в 12:52 сели в поезд Чита – Москва, в который у нас были куплены билеты со скидкой 40%. РЖД сделало такой бонус для проезжающих на верхних боковых полках, а также в последнем отсеке плацкартного вагона. Т.к. платформа была короткой, сели мы, куда получилось, после чего вагонов пять шли по составу с рюкзаками. Особенно хорошо мы смотрелись в вагоне-ресторане. В 9-м вагоне у нас были 35 и 36 места, расположенные стенкой к туалету. Остальные места в отсеке (как в купейной части, так и боковушки) были заняты. Закинув матрасы с подушкой на третью полку, я поднял Катин рюкзак на вторую, свой же намеревался убрать в рундук. Однако, нас ждал сюрприз: в рундуке лежало две сумки. Обратившись к нашим соседям, я попросил их убрать свои вещи; ответ меня удивил: «А это не наши». На вопрос «А чьи?» они показали на соседку напротив через коридор с 37 места. Эта тётка до сего момента просто наблюдала за происходящим, даже не соизволив поинтересоваться, не помешают ли нам её вещи. Может надеялась, что мы их не заметим? Я попросил её убрать свои сумки, ответ был шикарен: «Вы тогда освободите свою третью полку». Охренев от такой наглости, я сказал, что полка наша и никому освобождать её я не намерен. Ответом было бурчание: «Надо же таким нахальным быть». Пришлось высказать ей, что она заняла чужое место, потому кто тут нахальный, ещё непонятно. Тётка заголосила, что ничьё место она не занимала, пришлось её просветить, что место в рундуке предназначено для пассажира полки, под которой рундук и находится. Только после этого с кислой миной она вытащила свои сумки и поставила к себе (одна спокойно влезла под лавку, вторую она поставила на свободное сидение, благо пассажирка с верхней боковушки лежала наверху).
Tags: Железнодорожное, Фауна, Флора, Хамар-Дабан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments