Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Кругобайкалка на вторые майские

Латинская Америка

Латиноамериканский пейзаж на КБЖД.


На вторые майские праздники мы с Катей прошли Кругобайкалку от станции Байкал до устья Большой Крутой Губы, по которой затем свернули к Транссибу. Погода была разнообразной: от небольшого минуса и мокрого снега до +25.


Так как Катя 6-го числа работала, то в Листвянку мы уехали только на маршрутке в 16:00, откуда на последнем пароме переправились в посёлок Байкал. Стартовали мы, таким образом, в 18:30. Одновременно с нами на станцию Байкал прибыл ретро-поезд под двумя паровозами, развёрнутыми в противоположные стороны: на станции Байкал нет ни поворотного круга, ни треугольника. При этом в составе был лишь один вагон.

Дым от паровоза

Дым от паровоза, задержанный инверсионным слоем.


В этот день мы прошли 10 километров и встали на уютной полянке сразу за тоннелем №1. Ретро-поезд через какое-то время двинулся за нами, но доехав до т/б "Серебряный Ключ" на 80-м километре встал на ночь.

На следующий день за 4-м тоннелем (Бакланьим) мы наткнулись на первую из многократно встретившихся нам по пути профилактических рубок. В основном под спил пошли берёзы, которые затем сжигались на специально привезённых для этих целей покрышках.

Новые пни

Новые пни.


Костровище

Костровище с остатками покрышки.


Ретро-поезд нагнал нас чуть позже перед 5-м тоннелем.

Ретро-поезд въезжает в 5-й тоннель


Ретро-поезд въезжает в 5-й тоннель


Ретро-поезд въезжает в 5-й тоннель

Ретро-поезд въезжает в 5-й тоннель.


Уже в Иркутске мы узнали, что в этот же день искры паровоза подожгли траву возле Старой Ангасолки. Пожар был остановлен неравнодушными туристами.

Через километр, после того как ретро-поезд обогнал нас, мы подошли к длинному тоннелю Каторжанский 2, из которого продолжал выходить дым.

Дым выходит из тоннеля

Дым выходит из тоннеля Каторжанский 2.




Дым выходит из тоннеля Каторжанский 2.


На обеде мы наткнулись на совершенно фееричные заросли заячьей капусты (горноколосника колючего), словно переносящие нас на другой континент (заглавный снимок).

Гусеница на горноколоснике

Гусеница на горноколоснике колючем.


Байкал в этом году вскрылся рано, хотя во многих местах сохранились береговые припои шириной до сотни метров.

Остатки льда


Остатки льда

Остатки льда.


Иркутские физики поставили новый контейнер с оборудованием.

Нейтринная обсерватория

Нейтринная обсерватория.


Заночевали мы на самом большем пляже по пути, что перед мысом Половинный. Правда, пришлось встать на наклонном месте в стороне от стола, т.к. лучшая площадка была занята компанией 5-ти молодых туристов. При этом, их стоянка располагалась уже на территории нацпарка, а наша – нет. Об этом им вскоре поведал приплывший на лодке инспектор: "Вообще-то это уже зона "Заповедного Прибайкалья" и для остановки здесь нужно брать разрешение. Но если бы вы обратились за разрешением, вам сказали бы, что из-за режима ЧС выдать его не могут. Так что, имейте это на будущее ввиду, а сейчас костров не жгите." После этого инспектор потравил байки про медведей и уплыл восвояси. Судя по всему, он давно работает лесником, и если запрет на костры для него понятен, то про разрешение на посещение он говорил без энтузиазма – скорее всего и ему самому непонятно, почему за выход на природу надо платить.

8 мая с утра налетел сильный ветер, затем пошёл дождь. Стало весьма сумрачно.

Остатки льда

Остатки льда.


Но значительное похолодание не помешало клещам в этот день укусить нас (ещё один укусил меня на следующий день на станции Глубокая).

На 126 километре идёт строительство то ли турбазы, то ли кордона нацпарка.

Новый дом

Новый дом.


Домики строителей

Домики строителей.


После обеда погода наладилась, показался Хамар-Дабан.

Хамар-Дабан

Хамар-Дабан.


В прошлом году железная дорога произвела замену старых коротких платформ из шпал на новые в ретро-стиле. Хотя пандусы на них выглядят откровенным глумлением: съезжать-то с них некуда.

О/п 129 км

О/п 129 км (д. Баклань).


На Кругобайкалке обвалы всегда были частым явлением, но такого количества свеженападавших камней не видел ни разу. Скорее всего, виной обильные осадки августа 2016 года.

Следы обвалов


Следы обвалов

Следы обвалов.


Сосна с перебитой вершиной

Сосна с перебитой вершиной.


Последняя ночёвка была за тоннелем "Шарыжалгай 3" и сопровождалась громкими криками чаек, давно обживших мыс, сквозь который проложен тоннель.

Большую часть пути от Кругобайклки до Транссиба мы прошли по долине Большой Крутой Губы, где проходит популярный зимой лыжный маршрут. Правда, шли мы в противоположную сторону, в гору. Что интересно, когда едешь на лыжах, многие спуски воспринимаются опасно крутыми. Но пешком на подъёме часть из них мы просто не заметили.

В нижней части долины сотни недавно поваленных деревьев: видимо ветер разогнался по пути к Байкалу, так как выше, где долина расширяется, лес нетронут. Встретили нетронутые полянки прошлогодней брусники. Пришлось остановиться минут на десять, пополнить запас витаминов.

Буреполом

Буреполом.


Лесная дорога местами была изрядно подпорчена джиперами, устроившими по весне соревнования по ориентированию. При покупке разрешения нацпарк не препятствует движению джипов, т.к. "они значительно менее негативно влияют на разрушение почвенного слоя, нежели квадроциклы".

Контрольная точка

Контролькая точка соревнований джиперов по ориентированию.


Изначально мы собирались уезжать от остановки Переезд, но большой запас времени позволил нам дойти до станции Глубокая, успеть на более раннюю электричку и быть дома на два часа раньше. По пути наткнулись на первую в этом году черемшу, которую радостно, прямо на месте и умяли.
Tags: Байкал, Железнодорожное, Иркутск и окрестности, Кругобайкалка, Флора, Экология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments