Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Остров Сахалин. XXIII. Житие у моря.

Берег у места нашей стоянки

Берег у места нашей стоянки.



Карта маршрута 29 августа

Карта маршрута 29 августа. Красная линия - наш путь. Красный кружок - места ночёвок в посёлке Томари и у моря.


Пообедав, мы покинули обшарпанную квартирку с неадекватной для такого ночлега ценой (1600 рублей). Дождь почти закончился, лишь изредка пробрасывала морось. Перед уходом попробовали «Южно-сахалинский квас», оказавшийся, судя по этикетке вообще не квасом, но при этом достаточно вкусным.

Отличная асфальтовая дорога за пределами Томарей быстро превратилась в гравийку. Идти среди, пусть и немногочисленных, машин было неинтересно, потому в месте, где автодорога приблизилась к железной, мы перешли на последнюю. Но и этот вариант передвижения не блистал достопримечательностями: море было достаточно далеко, и его почти не было видно – железная дорога шла в паре сотен метров от берега по пологому, практически ровному безлесому месту; вид на воду открывался, лишь если отойти от путей ближе к крутому склону. Поэтому, при первой возможности мы спустились к Татарскому проливу по небольшой речке Колмогоровке. Спуск по ней был так себе: приходилось по крутым склонам, поросшим трёхметровым травами, обходить глубокие участки. Но после хребта Шренка нам это уже не казалось чем-то запредельным.

Внизу идти было много приятней. В отличие от Тонино-Анивского полуострова, не было рыбачьих станов, с берега не видны были ни дороги, ни какие-то иные следы цивилизации, о которой напоминал лишь выброшенный на берег мусор.

Берег Татарского пролива

Берег Татарского пролива.


Татарский пролив

Татарский пролив. До материка - полторы сотни километров.


Железнодорожный мост

Железнодорожный мост.


Пройдя так пару километров, мы упёрлись в устье Чёрной Речки. Она выглядела весьма глубокой, бродить в устье по пояс желания не было, потому я пошёл посмотреть, нет ли чуть выше мелкого переката. Под железной дорогой стоял домик, который я сначала принял за охрану моста. Оказалось, что это рыбохрана, вышедший оттуда сотрудник подозрительно поинтересовался, с какой целью я так внимательно изучаю нерестовую реку. На мой вопрос, как перебраться на тот берег, он крикнул, что надо подняться по склону и перейти по ж/д мосту. С некоторым трудом так мы и поступили.

Мост через Чёрную Речку

Мост через Чёрную Речку.


Опоры старого моста

Опоры старого моста.


Шпальная решётка

Шпалы под две колеи. Для перешивки на 1524 мм достаточно сдвинуть рельсы в сторону.


На другом берегу Чёрной Речки к морю спускалась автомобильная дорога. Но мы так налазились вниз-вверх, что на всякий случай продолжили путь поверху. Остановка Урожайная в селе Урожайное, судя по всему, не пользуется большой популярностью – тропа от платформы к автодороге была почти заросшей. Само село, расположенное в широкой приустьевой части долины Чёрной Речки использовало редкое для Южного Сахалина плоское пространство – было распахано небольшое поле. В настоящий момент в селе живёт чуть больше двадцати человек. Не нашёл информации, сколько жило до перестройки, но в 1935, в японские времена, число жителей превышало пятьсот человек.

О/п Урожайное

О/п Урожайное.


За Урожайным мы несколько раз переходили с путей на автодорогу и обратно. Конечно, по автомобильной дороге идти приятней, нежели по шпалам, но почти каждый из немногочисленных автомобилистов считал своим долгом полюбопытствовать, откуда мы и куда идём, что уже стало доставать. На фоне праздно интересующихся приятно выделилась одна семья, ехавшая с двумя детьми, предложившая без всяких вопросов подвезти нас до Новосёлова. Мы отказались, т.к. у нас и так была куча свободного времени впереди, и раньше срока попадать в посёлок смысла не было.

Деревянные шпалы

Здесь пути ещё не подготовили к перешивке.


Катя на дороге

Катя на дороге.


Вдали - м. Яблоновый

Вдали - м. Яблоновый. Километраж идёт от Шахты-Сахалинской.


В этот день мы вообще до посёлка доходить не намеревались – была идея встать за несколько километров до него. Так, мы спустились по очередному крутому распадку на побережье и стали искать безопасное место для ночёвки. Такое на удивление быстро нашлось у устья соседнего ручья – выше зоны штормов и приливов в траве была ровная, пусть и немного наклонная площадка, которую, похоже, уже кто-то использовал для ночлега. Чуть поодаль заканчивались и автомобильные следы, тянувшиеся по берегу от Чёрной Речки – рядом был первый от Томарей скальный мыс, который было не проехать. На месте разворота следов кто-то оставил надпись: «Люди, не будьте свиньями, не бросайте мусор!»

Камни у скалистого мыса

Камни у скалистого мыса.


От палатки вверх тянулся призрак тропы, казалось исчезавший на склоне. Но на следующий день я выбрался по нему наверх и дошёл до путей, активно уминая по пути лопухи. Когда будем выходить с рюкзаками – будет проще, да и занять себя чем-то надо было. Так как до Новосёлова и заброшенных тоннелей за ним расстояние было совсем небольшим, мы решили остаться в этом распадке, хорошо защищавшем от ветра, на две ночи – до 31 августа.

Палатка на небольшой площадке


Палатка на небольшой площадке

Палатка на небольшой площадка.


Дождя в месте, где мы встали, не было ни вечером 29-го, ни 30-го августа. Южнее, в стороне Чехова и Холмска вообще было солнечно, а со стороны Томарей регулярно громоздились тучи. Видимо, циклон прорывался в более узкой части острова, но не мог перевалить более широкую часть.


Содержание
Tags: Железнодорожное, Море, Сахалин, Узкоколейки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments