Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Остров Сахалин. XXII. Томари.

Площадь Ленина в Томарях

Площадь Ленина в посёлке Томари.


Точно по расписанию подошёл двухвагонный пригородный поезд Южно-Сахалинск – Томари. Вышло достаточно много человек, так что нам повезло занять два места рядом.

Следующей остановкой была узловая станция Арсентьевка, где треугольником от магистральной линии на Ноглики отходила соединительная ветвь на Ильинск. Что интересно, если железные дороги вдоль западного и восточного побережий острова были построены ещё Японией (на восточном берегу к 1927 году, на западном – к 1937), то соединение между ними в наиболее узком месте, перешейке Поясок, было сооружено лишь в 1967-1971 г.г. Советским Союзом. Японцы для связи между двумя линиями пользовались проложенной в значительно более трудных условиях дорогой Южно-Сахалинск – Холмск, движение по которой прекратилось в 90-е годы XX века. Поход по этой ветке был третьим из запланированных на Сахалине.


Поезд резво набрал сто метров высоты, и также бодро сбросил их на спуске к станции Ильинск, что уже на берегу Татарского пролива. На этой станции вышло немало вахтовиков, пересевших в ведомственный автобус, увёзший их в Холмск к паромной переправе. Видимо, автодорога через перешеек так плоха, что до Ильинского они ехали пригородом.

На станции Ильинск была получасовая стоянка – чтобы заехать на неё поезд попадал на ветку вдоль западного побережья, поворачивая в северном направлении. Потому в Ильинске тепловоз перецепляли к противоположной стороне состава, что и занимало почти тридцать минут. Дождя уже не было – всего 25 километров перешейка пока защищали западное побережье от циклона.

За это время полностью стемнело. Поэтому станцию Пензенскую и пару тоннелей в её окрестностях мы толком и не увидели.

Ещё будучи во Взморье, мы озадачились вопросом ночлега по прибытию в Томари. Конечно, всегда можно было уйти с палаткой за посёлок, но заниматься этим ночью, предположительно под дождём энтузиазма не было. Телефон единственной гостиницы в Томарях не отвечал, потому мы принялись обзванивать немногочисленные сдаваемые посуточно квартиры. К нашей досаде всё было занято. Лишь одна квартира предположительно освобождалась вечером после 18 часов. Нас это устраивало, вопрос был только в том, освободится она или нет.

Посёлок нам как-то сразу не приглянулся ещё по прибытии. Не помогло даже ясное звёздное небо – казалось, что дождь идёт где-то далеко-далеко. Станция находилась значительно ниже центральной части поселения, и самый быстрый путь туда шёл по тропинке вдоль путей, куда устремились большинство прибывших поездом. По пути встречались полуразваленные деревянные халупы. Тропинка от путей вверх перешла в достаточно приличную лестницу, но на ней бухала местная молодёжь. Наконец, лестница перешла в хорошую асфальтовую дорожку. Но тут начала постепенно рассеиваться толпа, шедшая с пригородного, а как попасть к нужной нам площади Ленина было неясно – пришлось просить помощи у показавшегося приличным мужика. Площадь выглядела инородным объектом в этом мрачном поселении: она была освещена яркими фонарями, ни один из которых не был разбит. Сквозной проезд машин был запрещён бетонными блоками, так что она была пешеходной. На этой площади мы и встретились с человеком, заселившим нас в квартиру неподалёку. По его словам, предыдущие жильцы съехали меньше часа назад, потому он не успел убраться, и подметал ещё при нас. Его суетливое поведение и опасение, что мы чем-то будем недовольны, не вязались со стандартным портретом людей, сдающих квартиры посуточно. Всё прояснилось, когда он сказал, что лишь убирает/заселяет и прочее, а хозяин живёт в Южно-Сахалинске. По словам мужика, сейчас найти место для ночёвки в Томарях крайне трудно – в связи со строительством ГРЭС в посёлке много приезжих, гостиница забита, да и квартиры почти все сданы. Сказав, чтобы не включали одновременно чайник, водонагреватель и стиральную машинку, он удалился.

Было несколько странно, что «предыдущие жильцы только съехали», а водонагреватель холодный и включен только при нас. Возможно суетливое желание «горничного» нам угодить обуславливалось тем, что он куда-то отлучался по делам, и потому не успел привести квартиру в порядок. А теперь опасался, что мы догадаемся, что он манкирует сдачей квартиры, и наябедничаем хозяину.

Томари – единственное поселение на Сахалине, не переименованное после возвращения острова в состав нашей страны. Оно было лишь чуть упрощено из первоначального Томариору от айнского «на заливе». В настоящее время население – чуть более четырёх тысяч человек, в советские годы было около восьми. Когда-то в посёлке работали шлакоблочный завод, завод по производству железобетонных изделий, предприятия пищевой промышленности; градообразующим предприятием был построенный японцами целлюлозно-бумажный завод. Сейчас же посёлок представляет собой убогое зрелище: отсутствие денег бросается в глаза. Обшарпанные дома, деревянные развалюхи, которые даже не сносят, наибольшее число алкашей за всю сахалинскую поездку и т.д.

Утром циклон, добравшийся до западного побережья, только подчеркнул безрадостность посёлка. Единственная достопримечательность посёлка – остатки синтоистского храма Томариору-дзиндзя 1922 года постройки. Но лезть по дождю на сопку желания не было. Потому мы ограничились тем, что зашли во двор местной школы, куда перенесли двух собак-охранников «кома ину». Местная школота использует их в качестве пепельниц, одна из скульптур забрызгана синей краской, впечатление тоскливое. Катя сказала: «Зря их с горы перенесли. Им тут плохо».

Кома ину


Кома ину

Пара собак-охранников с раскрытой и закрытой пастью во дворе томаринской школы.


Школа

Школа из окна съёмной квартиры.


Засиживаться в посёлке мы не стали и после обеда покинули его, но перед этим хотя бы частично решили проблему, чем занять себя в ближайшие дни. На календаре было 29 августа, уехать в Холмск мы собирались 2 сентября, а пройти нам предстояло не более 30 километров (в итоге ещё меньше прошли), что по хорошей дороге – не расстояние. Раньше выбираться в Холмск смысла не было – уж лучше пожить несколько дней на берегу моря, чем оплачивать лишние дни в квартире Южно-Сахалинска. Да и уехать мы могли или сегодня, или 2 сентября – поезд Томари – Холмск ходит дважды в день, но три раза в неделю. Потому, узнав, где в посёлке продаются книги, пошли в местный магазин. Ассортимент был ожидаем. Потому пришлось «работать с тем, что есть». В итоге взяли один детектив Донцовой и одну книжку Макса Фрая, изданных несколько лет назад.


Содержание
Tags: Железнодорожное, Сахалин, Узкоколейки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments