Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Остров Сахалин. XIX. Дебри. Неожиданная встреча.

27.08.16

Начало пути – 8:50, высота 148 м.
Конец пути – 15:44, высота 52 м.
Пройдено за день: 7,8 км.



Барельеф

Деревянный барельеф.



Карта маршрута 27 августа

Карта маршрута 27 августа. Красная линия - наш путь. Большие красные кружки - места ночёвок в пихтаче над р. Ломоносовка и в выемке бывшей японской узкоколейки. Маленький красный кружок - место обеда на охотничьем зимовье.


Была самая холодная ночёвка за всю поездку – пришлось состёгивать спальники. Ночью дважды слышался лай то ли медвежат, то ли енотов. Спокойному сну это не способствовало.

Собравшись с утра, я предложил уходить от места ночёвки напрямик – по ручейку, где мы набирали воду. Казалось, что это – отличная мысль, т.к. не придётся делать крюк в сотню метров. Но в самом низу, где ручей тёк по скальному выходу, выглядевшему вполне надёжной опорой, идея перестала выглядеть замечательной. Порода, из которой состояли окрестные камни, была какой-то мылко-скользкой, я на ней не удержался и лихо слетел вниз. Катя, поглядев на это безобразие, развернулась и пошла знакомым маршрутом в обход.

Путь пролегал по знакомым местам. После двух дней хождений через перевал туда-обратно, движение по Ломоносовке и её берегам воспринималось весёлой прогулкой. Рыбы в реке стало больше, а вода, как я уже упоминал, спала.



Разбегающаяся рыба.


Воды Ломоносовки

Воды Ломоносовки.


Солнечный пихтовый лес

Солнечный пихтовый лес.


На обед мы встали на том же месте, где и по дороге наверх. Ещё не начав готовить, я пошёл посмотреть на тропу, найденную нами три дня назад – не пойти ли по ней вниз по течению. Пройдя по тропе всего 50 метров, я увидел разные постройки – оказалось, что поблизости даже не зимовье, а целая усадьба с домом, баней и небольшим огородом. Вышел хозяин, поинтересовался, кто мы и откуда. Сказал, что видел наши следы, определив их, как 39-й и 43-й размеры. Я сказал, что с 39-м верно, но у меня – 45-й. Активно зазывал нас отобедать у него во дворе, так что я вернулся за Катей, и мы переместились к дому.

Хозяином оказался Александр Анатольевич Костин, коренной сахалинец, закончивший в своё время Иркутский сельхозинститут по специальности «охотоведение». Данное зимовье построил ещё в 70-х годах сразу по окончании учёбы. Дослужился до ранга начальника управления охоты и использования объектов животного мира Сахалинской области. Любит свой край, показал переснятый им исторический снимок, сделанный во время японской колонизации южной части острова. Сказал, что сейчас медведи сидят в 5-10 метрах от реки, выходя к ней половить рыбу, и снова скрываясь в кустах. Они сытые, спокойные, потому свисти – не свисти – реагировать не будут. Хотя бывают и исключения: пошёл на него медведь уже облезлый, подслеповатый, потому не признавший человека – только и успел застрелить. Страшилище, как у Кинга в «Девочке, которая любила Тома Гордона». Восприняв эту историю, просто как одну из многочисленных в его жизни, Катя поинтересовалась, как давно это было и где. Ответ вызвал некоторый мандраж: «Да вот в километре отсюда, десять дней назад». За свою жизнь Александр Анатольевич завалил немало медведей, но только матёрых особей. А вот подростков и молодых медведей он лишь фотографировал – говорит, что они любопытные, им самим интересно; бывает, спрячется такой медведь за деревом и выглядывает периодически.

Втроём

Вместе с хозяином зимовья.


Поделки


Поделки

Поделки Александра Анатольевича.


Костин и Черномырдин


Костин и Черномырдин

Костин и Черномырдин с добытым медведем.


Добыча

Добыча.


Александр Анатольевич во время работы

Александр Анатольевич во времена работы в министерстве.


Времена японского владения

Склад леса времён японской владения Южным Сахалином.


Попробовав наши рюкзаки на вес, сказал, что слишком тяжёлые. На моё замечание, что рюкзаки сейчас всё-таки не такие как даже 10-20 лет назад последовал остроумный ответ: «А поясницы всё те же».

Зимуха, которую мы видели на Найбе, построена всего несколько лет назад, и охотники заезжают на неё на аэролодке из Быкова. По маршруту, которым мы хотели пройти, сейчас почти не ходят – он был более популярен лет двадцать назад, когда ещё не всё заросло, и местами можно было идти по старым дорогам и тропам. Костин похвалил нас и за саму идею пройти таким малоизвестным маршрутом и за то, что вовремя развернулись – дальше было бы ещё хуже.

Нас Александр Анатольевич угостил настойкой из красники собственного изготовления и жареными мальмами. И то, и другое было хорошо. Заметив, что у Кати короткие сапоги, он подарил болотники 41-го размера, приведя её в полный восторг. Также дал несколько советов по обратному пути – в районе устья Корицы лучше реку туда-обратно перейти, чем по правому берегу пытаться двигаться. Ещё он нам с гордостью показал три сибирских кедра, растущих у него за домом. Мы сначала не поняли: кедром-то нас не удивить. Но на Сахалине они не растут, лишь кедровый стланик. Он специально привёз их с материка, чтоб напоминали о студенческих годах в окрестностях Иркутска.

Распрощавшись с гостеприимным хозяином, мы бодро выдвинулись в путь. Дойдя до брода через Ломоносовку, поняли, почему по пути вверх тропу не увидели – она, словно, вываливается из зарослей на крутой склон, и заметить её, даже зная, проблематично. В этом месте на берег выпрыгнула горбуша с икрой – придя на место, соорудили себе полдник.

Добравшись до Корицы, посмотрели на натянутые через реку верёвки. По словам Костина во время весеннего паводка, он использует их для переправы с берега на берег. К этому моменту мы с Катей словно поменялись местами: мне приходилось выбирать, какой камень повыше, где пройти, чтобы не зачерпнуть воды, она же в болотных сапогах довольная шла напрямую.

С рельсом


С рельсом

Автор с рельсом японской узкоколейки на берегу р. Корица.


Фирсовка


Фирсовка

Фирсовка.


Левый берег Фирсовки

Левый берег Фирсовки.


Ручей сочится по скале

Ручей сочится по скале.


Второй раз ночевать на глинистом острове в компании со слизнями желания не было ни малейшего, потому мы собирались встать на высоком берегу возле устья небольшого ручья – место нам понравилось ещё по пути туда. Место там, действительно приятное: и солнечно, и вид хороший, но вот встать там физически негде: палатку среди корней, бугров и всего остального воткнуть было некуда. Пришлось расположиться чуть поодаль в выемке бывшей узкоколейке. Там было ровно, плоско, но сыро и мрачно. Других вариантов, однако, не было.

Палатка в выемке


Палатка в выемке

Палатка в выемке.


С пригорка брала сотовая связь, так что мы отзвонились родственникам, сообщив, что вышли с маршрута раньше намеченного. Посмотрели прогноз погоды, отсутствие отмен пригородных и собрались уже спать, когда по противоположному склону ручья проломился медведь. Я его только слышал, а Катя увидела бок. Достойный финальный аккорд этого похода.


Содержание
Tags: Сахалин, Фауна, Флора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments