Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Остров Сахалин. XVII. Дебри. Хребет Шренка.

25.08.16

Начало пути – 8:22, высота 148 м.
Конец пути – 16:04, высота 290 м.
Пройдено за день: 6,8 км.



Хребет Шренка

Хребет Шренка из долины Левой Морозовки.



Карта маршрута 25 августа

Карта маршрута 25 августа. Красная линия - наш путь. Большие красные кружки - места ночёвок в пихтаче над р. Ломоносовка и на галечной отмели р. Найба. Маленький красный кружок - место обеда в слиянии Правого и Левого Тигрёнков.


Рассветное солнце красиво осветило наше место ночлега.

Пихтовый лес

Пихтовый лес в месте ночлега.


Мы бодро собрались, спустились вниз к Ломоносовке и, пройдя по ней двести метров, свернули в долину её притока – Морозовки. Первый километр пути по Морозовке был проще, чем по главной реке – долина была ещё достаточно широкой, и сначала несложно было срезать многочисленные излучины, а выше – просто идти по реке: воды-то в ней меньше. Несмотря на мелководье, рыба водилась и в Морозовке – рыбьи скелеты и головы попадались неоднократно.

Выше по течению долина сузилась, идти стало не так удобно, но ещё приемлемо. Где-то на этом участке мы наткнулись на окаменевшую раковину аммонита с отпечатками растений.

Аммонит

Аммонит.

Погода, радовавшая нас с утра, постепенно теряла свою привлекательность: небо затягивало белой пеленой. При этом, что необычно, облака тянулись не с Охотского моря, как в другие дни, а со стороны Татарского пролива. Начиная со слияния Правой и Левой Морозовок путь резко усложнился. Нам нужно было уходить вверх по Левой Морозовке, а для этого необходимо подняться по крутому земляному склону вдоль водопада, которым она падает к месту слияния. На этом участке даже какая-то намётка тропы появилась. Когда мы забрались наверх, наши приключения не закончились – пару метров нужно было пройти по наклонной скале, спускавшейся в речку чуть выше водопада. Там мне удержаться не удалось и левая нога соскользнула в воду. Для симметрии, видимо: в предыдущий день в Фирсовке я промочил правую. За водопадом уклон усилился, но река ещё имела свободное от растительности русло.

Слияние Морозовок

Прямо по ходу - Правая Морозовка, справа водопадом падает Левая Морозовка, нам по ней.


Второй водопад преодолели без проблем, а вот на третьем, высотой 10 метров, пришлось попыхтеть. Хорошо, конечно, что там ты лез не над рекой, а чуть в стороне от неё, но скользкий осыпной склон почти без опор и финальный скальный участок создавали свой особый экстрим. Выше третьего водопада растительность стала смыкаться над водой (заглавный снимок), а после сворота направо, откуда вытекала основная речка, сомкнулась окончательно. Кстати, на карте было неверно показано: будто сбоку подходит лишь небольшой приток, а Левая Морозовка течёт прямо.

Подъём по крутизне стал напоминать лестницу, отдельные камни вполне могли сойти за ступени. Дело шло к обеду, но останавливаться физически было негде: слишком крутые склоны по краям и чересчур узкое русло не давали возможности расположиться на отдых.

Метров за сто до перевала (что по горизонтали, что по вертикали) вода в ручье окончательно исчезла, распадок порос труднопроходимым кустарником, и мы начали вылезать из него вбок. Там мы впервые попали в заросли сахалинского бамбука, впечатляющие даже людей знакомых с кедровым стлаником. Тонкие, очень прочные и упругие стебли высотой до двух с половиной метров откидывают тебя назад при попытке лезть напролом. Единственный вариант передвижения – раздвигать их и делать шаг вперёд. К счастью, с этой стороны водораздела заросли были не сплошными, и часть пути прошла просто по траве – нужно лишь было идти не к седловине, утонувшей в чащобе, а чуть левее. Высота наверху была 580 метров. Но и на относительно чистом участке пришлось то протискиваться через переплетение берёзовых стволов, то продираться через кедровый стланик.

Пока мы поднимались на Кутузовский перевал, в голове крутились ассоциации вокруг названия хребта Шренка, на котором и находится перевал. С одной стороны оно напоминало имя Шрайк – робота из тетралогии Дэна Симмонса «Песни Гипериона». В тему было и то, что Шрайк назывался Повелителем боли и наличие у него древа боли – бамбук, хоть и не дерево, но всё же. С другой стороны оно ассоциировалось с Хэнком из короткометражки, пародирующей христианских проповедников: «Шренк выбьет из вас всё дерьмо».

Окончание подъёма на перевал не принесло особого морального удовлетворения – там всё поросло настолько, что видов ни в какую сторону не было. Когда-то по водоразделу шла японская лесовозная дорога, но за прошедшие годы она поросла кривыми берёзами и колючими кустами, так что путь по ней ничуть не лучше, чем рядом.

На пути подъёма, как я уже упоминал, исток одной из Морозовок упирался в седловину Кутузовского перевала. А вот Левый Тигрёнок, по которому нам нужно было спускаться, начинался в стороне, так что в его русло нужно было спуститься просто по склону. Со стороны Тигрёнка уже помянутые недобрым словом бамбук и кедровый стланик решили действовать сообща. Бамбук умудрялся расти прямо среди изогнутых стволов стланика. Увы, со стороны это заснять не удалось, ввиду отсутствия этой самой «стороны» - свободных от зарослей мест там просто не было. А изнутри снимать бесполезно. На удивление, несмотря на такие развлекухи, мы спустились к Левому Тигрёнку всего за пятнадцать минут – исходя из описаний путешествовавших здесь ранее групп, мы ожидали заметно худшего. Возникло ощущение, что больше пугали. В конце спуска даже тормозить пришлось - к самому ручью склон приобретал отвесный характер.

Левый Тигрёнок заметно отличался от Морозовки по характеру своего течения. Вместо равномерного крутого спуска пологие участки чередовались скальными сбросами. В верхнем течении они были с уступами, и мы спускались прямо по водопадам. Ниже высота отвесов возросла, под водопадами были глубокие чаши, полные воды, и приходилось обходить всё это по крутым склонам, пытаясь держаться за лопухи, не очень-то приспособленные для этого.

Левый Тигрёнок

Вид вниз по течению Левого Тигрёнка. Слева - склон, по которому мы спустились свалились к ручью.


Левый Тигрёнок

Вид вверх по течению Левого Тигрёнка.


Наконец мы добрались до слияния Правого и Левого Тигрёнков. Это было первое место за последние несколько часов, где можно было остановиться пообедать, чем мы и воспользовались.

Ручей Тигрёнок тоже заметно отличался от рек с противоположной стороны хребта. Кроме нескольких водопадов, путь по руслу сильно осложнялся многочисленными завалами. В среднем течении его долина заметно расширилась, и какое-то время мы шли по лесу меж болотистых озерков, но ближе к месту впадения в Найбу крутизна падения опять возросла, берега сомкнулись, да и воды в ручье стало больше. Примерно на этом участке в реке стал попадаться каменный уголь.

Тигрёнок

Тигрёнок в среднем течении.


Найба оказалась достаточно полноводной рекой, уж точно больше Ломоносовки. На ночёвку мы собирались встать на отмели её левого берега, расположенной, судя по описанию, в сотне метров ниже устья Тигрёнка. В реальности вместо косы там начался прижим, пришлось перебираться на другой берег, благо он был горизонтальным: лиственные деревья, росшие там, дополнялись травами двухметровой высоты, после бамбука и стланика, казавшихся сказочными.

Искомая коса обнаружилась примерно в трёхстах метрах ниже устья Тигрёнка. Из описания я представлял её более солидной – возможно её перемыло каким-то паводком. Место не выглядело уютным и безопасным – возвышение над водой было небольшим. Но вымотавшись на перевале и глядя на окрестные берега, мы решили, что искать что-то иное уже нет ни сил, ни желания.

Галечная отмель

Галечная отмель на Найбе.


С трудом удалось развести костёр – ветки были в основном ивовые и не до конца просохшие. Удалось поджечь и небольшие кусочки угля. А вот большой кусок хоть и нагрелся докрасна, но гореть так и не стал.

Костёр

Костёр с куском каменного угля.


Катя немного приболела, нагрузка, несмотря на небольшое расстояние и малый перепад высоты, превышала поход по Тункинским Гольцам, и мы решили выходить по запасному варианту в Чехов, минуя таким образом и сложный подъём вдоль Шуйских водопадов, и два километра сплошных бамбуковых зарослей горы Спамберг.

Ближе к ночи стал накрапывать дождь и в тревожном напряжении мы загрузились в палатку, размышляя, насколько поднимется вода в реке.


Содержание
Tags: Сахалин, Флора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment