Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Гималаи. XXXVI. Мир сдвинулся с места.

25.04 (с 11:56)


Птицы кружатся во время очередного афтершока

Птицы кружатся во время очередного афтершока.


В 11 часов 56 минут местного времени, когда мы брели с купленными фруктами в сторону гостиницы, Катя вдруг остановилась и спросила: «Что это?!» Я очнулся от дум и быстро понял, что это землетрясение. Оценив обстановку (узкая улочка с отсутствием поблизости открытых пространств) я потянул Катю упасть на землю, чтобы лёжа мы прикрывали головы от возможного падения чего-либо. Катя же не поняла, чего я хочу и упиралась, пришлось её ронять с большим усилием. Первые секунды землетрясения трясло ощутимо, а остальные 40-50 просто очень сильно – никогда таких заметных толчков мы ранее не ощущали, даже находясь в зданиях – в Иркутске-то часто бывают толчки разной степени силы. По силе это чем-то напоминало резкие дёрганья, когда едешь на поезде, только к горизонтальным рывкам добавлялась вертикальная составляющая. В это время страшно не было, было какое-то ощущение досады – вот-так вот сейчас жизнь и закончится?!

Самое большое удивление после основного землетрясения было то, что в пределах видимости вообще ничего не упало. Приятной неожиданностью оказалась надёжность непальских домов. Мы подумали, что может и зря так остро среагировали – решили, что местные-то к подобным приключениям уже привычные. С другой стороны было понимание, что возможно в каких-то домах возникли трещины в несущих конструкциях и весьма вероятные после такого сильного толчка афтершоки могут его доломать. Поэтому решили пройти к ближайшему известному нам более-менее открытому месту – ступе возле нашей Stupa guest house. Шли быстро – идти по ещё более узкому боковому проулку было неуютно. К тому же на нём упал балкон, и лежало несколько кирпичей.

Вид от площади у ступы

У площади со ступой.



На площади со ступой

На площади со ступой. Впереди - улица, по которой мы вышли на площадь после основного толчка.

На небольшой площади возле ступы толпилось неожиданно много людей. Прошёл мужчина, с окровавленной головой, поддерживаемый своей женой. Через несколько минут мимо пронесли тело, покрытое слоем пыли – это был единственный смертельно пострадавший от землетрясения, которого мы видели. Но стало ясно, что всё серьёзней, чем показалось нам вначале. Позвонил маме со словами, что у нас землетрясение, и вдруг она где-то в новостях про него узнает, так чтоб не переживала – с нами всё в порядке. На самом деле мы были почти уверены, что в российских новостях эту информацию ещё поискать придётся – вряд ли о рядовом землетрясении в стране третьего мира сообщать будут. Кстати, что поражало, пока не начали вырубаться аккумуляторы сотовых станций, связь работала идеально – у нас дома-то обычный Новый Год превращает попытку дозвониться в увлекательный аттракцион, а мы видели людей даже по видеоконференции друг с другом общавшихся.

Гостиница стояла рядом внешне непострадавшая, но нам ещё хотелось проверить, как она выглядит теперь внутри, мы прошли мимо выбежавших на улицу её работников, не советовавших нам заходить внутрь. Поднялись на третий этаж, зашли к себе в номер – такое умиротворение после случившегося. Но задерживаться внутри действительно не хотелось, хотя по беглому взору здание никак не повреждено – даже штукатурка не осыпалась, так что вероятность внутренних повреждений была невысока.

Меж тем начались афтершоки, причём по силе они сами по себе были неслабыми землетрясениями. Как ни странно, на повторные толчки более эмоционально реагировали непальские мужчины, а не женщины – некоторые из них начинали истошно кричать, срываясь на визг. Обстановка на площади нагнетала нервозность – толпиться в центре не хотелось, а по краям было не так безопасно. Посмотрев карту на навигаторе, решили уходить к ближайшему видимому открытому пространству. Но по пути, всего в полутора кварталах в арке меж домами увидели большое зелёное поле – судя по всему, это был стадион при школе. Там мы и расположились на ближайшие несколько часов – территория была большой, расстояние до зданий немаленьким. Меж тем продолжало трясти. Когда толчки были более сильными, то с крыш домов взлетали птицы, и с истошными криками начинали кружиться. Это тоже не способствовало спокойной обстановке.

Стадион в начале сидения на нём

Стадион в начале сидения на нём.



Школьные колонны

Надпись на одной из школьных колонн: "Не может быть прав человека без прав девочек".



Фасад школы

Фасад школы

Фасад школы.

Просидев на стадионе пару часов, проголодались, сходили назад до гостиницы забрать купленные перед землетрясением фрукты, которые и умяли, вернувшись на стадион. Всё это время на стадион понемногу подтягивался народ. Привезли питьевую воду.

Стадион перед уходом с него

Стадион перед уходом с него.

В 4 часа дня решили, что раз все толчки слабее первоначального, бояться уже особо нечего, и пошли немного посмотреть, чего вокруг творится.

Драконы

Драконы.



Путаница проводов

Путаница проводов.

Пройдя по улице дальше на юг, мы увидели и первый разрушенный дом, а вот вдалеке за ним было что-то жуткое – масштабы видимых разрушений поражали. Только выйдя к ним, я понял, что это и есть знаменитая площадь Дурбар, посещение которой было запланирована на ближайшие дни. Мы зашли через так называемый «Вход 6» – посещение площади для иностранцев стоит 2000 рупий, но в этот и последующие дни пройти на неё можно было совершенно бесплатно. Только смотреть там мало на что теперь можно было, кроме разрушительной силы стихии.

Разрушенный дом

Разрушенный дом.



На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар

На площади Дурбар.



Одна из ступ в Тамеле

Одна из ступ в Тамеле.



Гомпа

Гомпа.

По пути мы обратили внимание, что все магазины и точки питания закрыты. Катя предположила, что мы сможем поесть в гостинице, но мне к этому моменту трусость её управляющего уже стала очевидна, потому ожидать, что он вернётся в здание готовить еду, не стоило. Тем не менее, прояснить ситуацию хотелось. Управляющий к этому моменту уже не только закрыл дверь гостиницы, но и опустил тяжёлые металлические жалюзи. Нам он сказал, что пока необходимо оставаться на улице, а на резонный вопрос «до какого момента?» он отвечал, что пока не будет правительственного распоряжения. К этому моменту я уже ничего хорошего от правительственных распоряжений не ожидал – понятно, что властям дешевле подстраховаться и вещать об опасности возвращения в здания, чтобы если что не оказаться виноватыми. На вопрос, а где можно поесть, управляющий ответил туманно, что много мест есть – короче, просто послал.

Мы пошли попробовать-таки найти точку питания, и недалеко от рекомендованного моим братом ресторана (закрытого, как и всё остальное) нашли едальню под открытым небом, где могли сделать суп. Увы, аккурат перед нами закончилась вода, но по счастью, там оказались соотечественники, направившие нас в закусочную неподалёку. Там нам приготовили сэндвичи, мы взяли по бутылке газировки, и какое-то время сидели, сосредоточенно жуя. Затем к нашему столику подсел австриец, не меньше нашего радовавшийся возможности поесть. Там мы пересеклись с парочкой автостопщиков из Уфы и Владимира, которые были приятно удивлены, что мы бывали в Уфе, и многое о ней помним. Они сказали, что прожили в Непале шесть месяцев, работая по удалёнке, а теперь собираются перебираться в Индию.

Поев, мы вышли к широкой улице, куда всего 6 часов назад мы приехали на такси, возвращаясь от Пашупатинатха. Поперёк дороги лежали упавшие столбы, один из которых рухнул прямо на крышу машины.

Упавший столб

Упавший столб.



Столб на крыше машины

Столб на крыше машины

Столб на крыше машины.



Дом без стены

Дом без стены

Дом без стены.

Мы вышли к пруду Королевы с повреждённым храмом Шивы посреди него. На удивление народу на берегу было немного. В воде плавали сомики, периодически высовывая свои усатые морды.

Люди ходят по проезжей части

Люди ходят по проезжей части.



Пруд Королевы

Пруд Королевы.



Храм Шивы

Храм Шивы.



Сомик

Сомик.

Вечерело. Обсудили с Катей, что попробуем вернуться в гостиницу. Я предлагал не слушать управляющего, а возвращаться в номер, но Катя была против, опасаясь, что в случае повторных толчков, мы не сможем оттуда выбраться – закрывал-то он здание капитально.

Управляющий опять нёс чушь про ожидание правительственного распоряжения и предложил идти нам на ночь в Ратна парк. Сам же он по его словам будет на площади у ступы. Мы попросили его открыть здание ещё раз, взяли тёплые вещи, и пошли назад, намереваясь сидеть на берегу пруда.

Темнело. В городе отключилось электричество, и улицы приобретали жутковатый средневековый вид. Большие массы народу с матрасами и одеялами текли в сторону Ратна парка – на наше удивление значительно число населения действительно не намеревалось ночевать в домах – их число многократно превышало количество жителей разрушенных строений. К пруду подойти не удалось – проход к нему закрыли, выгнав перед этим всех, гулявших по его берегам. У забора дежурило несколько то ли полицейских, то ли военных. Сам Ратна парк на самом деле – никакой не парк, а огромная голая территория, слегка поросшая травой. Именно на нём и вокруг него устраивались на ночь большинство местных жителей этого района. В «парке» установили (или была уже ранее) сцену и кто-то регулярно через динамики что-то вещал с неё. Шлялось много компаний подвыпившей молодёжи. Просидев то тут, то там около двух часов мы подмёрзли, кроме того от некоторых местных явно чувствовалась агрессия, пока не переходившая в действие. Всё это способствовало тому, что мне удалось уговорить Катю вернуться к ступе и настоять, что мы будем ночевать в номере – в конце концов мы платим за гостиницу, а не за ночёвку в Ратна парке.

Вот в эти часы нам очень пригодилась залитая в навигатор карта Катманду – мы ещё не настолько хорошо ориентировались в районе, а в темноте даже знакомые улицы приобрели черты, непохожие на дневные.

Вернувшись к гостинице, мы обнаружили её всё также запертой, но нигде не было видно управляющего. Попытки поискать его в толпе у ступы тоже ни к чему не привели. У кого-то удалось узнать, что он скорее всего ушёл домой. Вот это мы попали! Он боялся как оставаться в гостинице, так и оставить её открытой. Присели на сидушки у стены дома, и стали думать, что делать дальше. Тут к нам подошёл подвыпивший непалец со словами: «У нас сегодня большие проблемы. Пройдите к середине площади, отойдите от стены». Удалось его отогнать, но он несколько раз возвращался, как назойливая муха. Неожиданно снова тряхнуло (а к этому моменту заметных толчков не было уже четыре часа) – тут мы и сами от стены отскочили.

Так прошло ещё с полчаса. Вдруг мы увидели семейную пару с ребёнком, направлявшихся к нашей гостинице. Мы вскочили, побежав за ними – вдруг они владеют какой-то информацией. Но они были удивлены закрытой гостинице больше нашего – для них то, что невозможно попасть внутрь оказалось полной неожиданностью. Зато у них была визитка с сотовым телефоном управляющего – наша-то осталась в номере. Увы, телефон был вне зоны доступа. Судя по всему, его просто выключили, чтобы всякие постояльцы не мешали звонками спать. Поняв, что ловить нечего, троица покинула нас, растворившись в тёмных улицах.

Минут через десять, когда стало ещё тоскливее, а спать хотелось всё сильнее и сильнее, я уговорил Катю пройтись по улочкам Тамеля с целью поискать работающую гостиницу. Без особого энтузиазма она согласилась. И вот, всего через десять минут, мы добрели до Chiilout resort, где нас заселили в свободный трёхместный номер на втором этаже, предварительно спросив, не боимся ли мы ночевать в здании, и попросив не раскладывать сильно вещи, чтобы в случае новых толчков быстро выбежать наружу.

После Ратна парка, площади у ступы и сидения перед закрытой гостиницей комната воспринималась как рай, даже несмотря на трещину в санузле. Мы смыли с себя дневную грязь, умывшись холодной водой, и завалились на кровати. Было уже около полуночи.

Наш номер

Наш номер в Chillout resort (фотография с сайта гостиницы).

Ночью часто выли собаки, на что Катя заметила, что выть надо было заранее перед землетрясением, а не после того как.

Содержание
Tags: Гималаи, Непал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments