Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Гималаи. XII. Чхеплунг - Намче-Базар.

02.04.15

Пройдено 14,3 км. Общий набор высоты 1030 м, общий сброс – 310 м.

Катя у молитвенного барабана

Катя у молитвенного барабана.


Спутниковый снимок маршрута 2 апреля

Спутниковый снимок маршрута 2 апреля.



Карта маршрута 2 апреля

Карта маршрута 2 апреля. Красная линия - наш путь. Большие красные кружки - места ночёвок в Чхеплунге и Намче-Базаре. Маленький красный кружок - место обеда в Йорсале.



Профиль пути 2 апреля

Профиль пути 2 апреля.

Завтрак:
Жареные яйца – 220
Масала (2 кружки) – 180
2 чапати с мёдом – 300

Утром мы столкнулись с колоритом непальского сервиса. Как водится, с вечера заказали завтрак на 6:30. Основным блюдом планировались жареные яйца, в каждой порции которых меню обещало по два яйца. Приятным сюрпризом утром оказалась оригинальная форма приготовления: яйца сначала отваривали всмятку, чистили, после чего обжаривали – вкус необычный. Неприятной неожиданностью стал вынос на стол только одной порции яиц. Пришлось идти на кухню и выяснять, а где вторая. Диалог вышел долгим, т.к. она не могла понять, чем я не доволен – требую чего-то два, так два яйца в порции и есть. Показал свою запись в тетрадке заказов, где указано две порции и сумма за две, но она продолжала тупить. Пришлось проявить чудеса выдержки, ибо желание по-русски высказать, что я думаю о ней, было велико. Наконец-то снизошло просветление, и она поняла, чем же я недоволен. Никакой дополнительной реакции не последовало, пришлось продолжить свой почти что монолог. Спросил, можно ли получить вторую порцию и если да, то через сколько. Ответ был: «Да. Двадцать минут». Решили подождать, т.к. идти ненаевшимися было тоскливо. Но в этот момент к хозяйке пришла подружка, с которой они начали бодро болтать. Поняв, что дело двадцатью минутами не ограничится, мы решили закусить по дороге шоколадкой, не откладывая выход. Хоть какой-то компенсацией было то, что нам не посчитали комнату – первый раз за маршрут.

От Чхеплунга тропа постепенно спускалась к реке Дудх Коши Нади, последняя же при следовании вверх по течению, естественно, поднималась. Наша встреча была неизбежна. Но перед этим мы прошли по висячему мосту, опоры которого были непривычно далеко от края – было видно, что берега ручья очень неустойчивы, не так давно по нему сошёл селевой поток, и всё это увеличивало ощущение ненадёжности конструкции.

Мост на осыпающихся берегах

Мост на осыпающихся берегах.

Затем тропа какое-то время шла вдоль трубы мини ГЭС, построенной на средства британских гуркхов.

Памятная табличка на трубе ГЭС

Памятная табличка на трубе ГЭС.



Труба ГЭС

Труба ГЭС.



Здание ГЭС

Здание ГЭС.



Яки

Яки.



Молитвенный барабан и камень мани

Молитвенный барабан и камень мани.



Катя у камней мани

Катя у камней мани.

А ещё затем мы добрались до посёлка Пхадинг. Вот тут-то и началось… Пхакдинг – основное место ночёвки туристов после прибытия в Луклу. И прилетело их туда очень даже дохрена. Повсюду собирались разнообразные группы, число туристов в которых часто достигало двух десятков, а их сопровождали многочисленные портеры и проводники. Также достаточно было и шерпов с местным грузами – несли продукты и напитки в магазины и лоджи, расположенные выше, а также многочисленные стройматериалы – доски, фанеру, двери, стекло и прочее. Всё это дополнялось караванами ослов и начавших их сменять яков – до тропы с Луклы не было яков, а после, за Намче, уже не встречали ослов. Вереницы туристов передвигались в целом медленнее нас, потому первую половину этого дня мы в основном бегали, обгоняя то одну «гусеницу», то другую.

Пришло время остановиться на том, что нам очень не понравилось в походе и отбило желание приехать в Гималаи ещё когда-нибудь задолго до землетрясения, ухудшившего впечатление и о непальцах, живущих внизу. Во-первых, сильный негатив вызвали сами шерпы. Так, начиная с Намче, в высокогорье мы ночевали в двенадцати разных местах. Шесть из них оставили в целом плохие воспоминания – про это напишу в ходе дальнейших частей отчёта. Шерпы же на тропе – это отдельная песня. Одним из любимых развлечений у них во время остановки – это харкание. Во время движения – не сильно лучше. Многие врубают музыку на динамике телефона и идут, слушая индийские напевы. В наушниках не видели ни одного человека – «если я слушаю, то пусть все слушают». Особенно сильно это выглядело, когда музыку слушал сопровождавший туристов проводник – ему деньги платят, а он ещё мозги конопатит своими мелодиями. В случае отсутствия телефона, молодые шерпы любили напевать, спускаясь налегке, часть из которых показательно начинала петь громче, пробегая мимо поднимающихся навстречу. У нас, кстати, не возникло ощущение, что раз непальцы постоянно улыбаются, то из этого следует что дружелюбные. Улыбаются они по жизни, просто радуясь её факту, а вовсе не встрече с тобой. Вторым серьёзным моментом, постоянно вызывавшим у нас негатив – мы так и не смогли смотреть на это отрешённо – это множество иностранцев, чьи вещи тащили шерпы. Причём, если в случае каких-нибудь пенсионеров или группы с детьми, это ещё можно было оправдать, то когда отъевшие ряхи детины ростом под два метра идут с городскими рюкзачками, а их сопровождает маленький щуплый шерпа, несущий две связанных между собой тяжёлых сумки, то ничего кроме омерзения подобное у нас не вызывало. Да и шерпы, нёсшие местные грузы весом за 100 кг тоже являли собой иллюстрацию большой мировой несправедливости. Мы обсуждали с Катей, почему вот нам шерпы в целом не понравились, но у нас не только не было злорадства, что они таскают тяжести, а напротив мы им сочувствовали. Пришли к выводу, что глубинное ощущение несправедливости, пробуждавшееся в нас при виде все этой картины, заметно превышало личную неприязнь. С раздражением вспоминали и отчёты, где недалёкие люди умилялись способностью шерпов таскать тяжести – не нужно было большой наблюдательности, чтобы заметить поголовное отсутствие стариков – не приспособлены человеческие суставы к подобным нагрузкам. Ещё нам не понравилось, что многие иностранцы душились с утра, будто выливали на себя флакон, полностью забивая все природные запахи в округе. Катя высказала предположение: «Да они боятся, что будут плохо пахнуть». Мы посмеялись, ибо, в походе – это не самый главный страх должен быть. Другое дело, что у многих туристов там не было ощущения серьёзности мероприятия в смысле личной подготовки к нему, что в итоге приводило к хождению в кроссовках по сугробу и прочим подобным развлечениям. Кстати, было хорошо заметно, что туристы, встречавшиеся на участке Джири – Лукла в массе были заметно приятней, спортивней и самостоятельней. На этом пятиминутку ненависти можно считать законченной и продолжить описание дня.


Склон размывается

Размытие склона в устье Чхузема Кхолы.



Портер

Портер.


Из-за большого числа людей подвесные мосты теперь приходилось проходить вереницей, часто разминуясь со встречным народом. Важно было не попасть туда одновременно с идущим навстречу караваном. На первом из пяти в этот день мосту через Дудх Коши Нади, один из портеров решил развлечься, пробежав мост змейков, чем сильно раскачал его. Нам это просто не понравилось, группа же немцев сзади завопила от ужаса, думается, изрядно повеселив шерпов. Сразу за мостом мы уткнулись в хвост караванов яков, который минут десять не могли обогнать из-за сузившейся тропы. Потом был ещё караван, где погонщик нёс за спиной тюк с травой. Так пока тропа была узкой, он шёл в хвосте каравана, а когда она расширялась – становился рядом с замыкающим яком. То есть обогнать их невозможно было ни там, ни там. Вскоре мне это надоело и на очередном расширении я просто отодвинул тюк с травой, а вместе с ним и шерпу в сторону, за яка, после чего мы протиснулись между вьюками и склоном, продолжив наш забег. Ясно, что подобная скорость не способствовала любования красотами, а посмотреть было на что – в тот день мы пересекли не один ручей с водопадами.

Лавизм

Лавизм. Долго не могли понять, что это такое, пока в Фериче не увидели плакат, рекламирующий это течение. Судя по всему, эта какая-то секта на основе буддизма.



Вид вверх по долине Дудх Коши Нади

Вид вверх по долине Дудх Коши Нади.



Водопад

Водопад.





Караван яков.

С этого дня стали встречаться и соотечественники, в основном ходившие самостоятельно группами от двух до пяти человек. В тот день нам попались группы из Казани, Набережных Челнов и Хабаровска.

Очередная сакура

Очередная "сакура".

После второго пересечения Дудх Коши Нади началась серия чекпостов – в этот день документы проверяли трижды, это не считая входа в национальный парк Сагарматха, где продавали пермиты на посещение. Учитывая, что четыре предыдущих дня число чекпостов было нулевым, нас позабавила подобная плотность проверяющих. Ещё забавнее было что за Намче чекпост был только один. Первый раз TIMS’ы проверил в Чхумова, вскоре за мостом. Затем перед воротами на входе в национальный парк Сагарматха мы выстояли небольшую очередь, чтобы купить пермиты, позволяющие войти в парк. Стоимость их за последние годы выросла ощутима: если в 2011 году брали 1000 рупий (10 долларов), то сейчас уже 3000, а с 15 марта этого года дополнительно к стоимости придумали ещё какой-то тринадцатипроцентный налог, увеличивающий плату до 3390 рупий с человека. Хоть туалет бесплатный у ворот поставили – и на том спасибо.

Вид на Кхумбу от ворот парка

Вид на Кхумбу от ворот парка.

После ворот тропа круто спустилась к реке, где за третьим в этот день мостом через Дудх Коши Нади мы устроились обедать в местечке Йорсале – вскоре деревни заканчивались, и до окончания подъёма к Намче есть было бы уже негде. Перед обедом среди спускавшихся вниз видели девушку, идущую в платье. Подивились. С одной стороны, уже и не так жарко для короткого платья, с другой – платье вообще как-то не походная одежда. На обеде дивились уже ценам в меню: одно дело – читать о их росте с высотой, другое – видеть такой разрыв относительно утренних. Решили, что с этого дня чай на ужин заказывать не будем, будем кипятить на горелке. А по возможности и на завтрак.

Обед:
Овощные момо – 350 (с этого момента под «овощными» перестало подразумеваться наличие только зелёной травы, так в момо начинка была смесь моркови, картофеля и ещё чего-то)
Чесночный суп – 280
Далбат – 500
Лимонный чай (1 л) - 500

На обеде наблюдали настоящий спектакль, устроенный нам яками. От небольшого каравана (не больше десяти животных) на повороте перед ступеньками отбилось два яка. Погонщик, шедший впереди, этого не заметил и бодро ушагал вперёд.

Як-потеряшка

Як-потеряшка.

Один из яков в итоге остался стоять у стены дома, второй же через какое-то время продолжил путь. Но своеобразно. Поднявшись по короткой лестнице, ему следовало повернуть направо, он же пошёл прямо в узкий проход, упиравшийся в крутые ступени, шедшие к лоджу. Упёршись в лестницу, як задумался, постоял несколько минут и начал подъём – дело в том, что яки не умеют/категорически не любят ходить задним ходом. Наверху як оказался на площадке у двери лоджа, куда вскоре попытался зайти. Оттуда быстро выскочил разозлённый шерпа и согнал яка по ступенькам назад вниз, после чего як попытался пойти по магистральной тропе, но уже в обратном направлении, но вскоре остановился. Погонщик за пропажей нарисовался лишь через полчаса. Яки в целом произвели на нас впечатление животин, пребывающих в удивлённо-зашуганном состоянии: «Кто здесь?!». Ослы были более флегматичными.

Пообедав и тронувшись в путь, через минуту были остановлены на очередном чекпосту, где наши данные вписали в привычную амбарную книгу. Затем – четвёртый мост, и один из самых необычных на маршруте, но стандартный для нас отрезок тропы: несколько сот метров путь проходил в пойме реки с плавным набором высоты. Тропинка вилась меж камней, но завидев впереди мост им. Хиллари, словно опомнилась и полезла вверх по склону. Данный мост – самый высокий за все дни пути. Мостов там собственно два и даже более старый выглядит жутковато, новый же висит над рекой на высоте около пятидесяти метров.

Остатки старой версии четвёртого моста

Остатки старой версии четвёртого моста.



Шишка гималайской сосны

Шишка гималайской сосны.



Тропа вдоль реки

Тропа вдоль реки.



Мост им. Хиллари


Мост им. Хиллари

Мост им. Хиллари.



Вид с верхнего моста на нижний

Вид с верхнего моста на нижний.


Сразу за мостом начался подъём к Намче, которым любят пугать трекеров. Согласен, что для прилетевших в Луклу крутой четырёхсотметровый подъём, да ещё и до абсолютной высоты 3400 метров – серьёзное испытание. Нам же, идущим от Джири, он не показался чем-то запредельным – мы обогнали множество групп без каких-то чрезмерных усилий. Да и предварительная акклиматизация у нас уже была – ведь на третий день пути мы прошли через перевал выше трёх с половиной. По дороге - место, откуда видно Эверест. Т.е. в хорошую погоду видно, а так как время уже перевалило за полдень, то по старой непальской традиции наползли тучки.

В конце крутого подъёма – очередной чекпост. На этот раз более прогрессивный – наши данные записывают не в тетрадку, а в компьютер, что, однако, не сильно ускоряет процесс. Видим первый плакат из серии «Высота может убивать», описывающий основные симптомы горной болезни и необходимые действия в случае их появления.

За чекпост подъём продолжился в более пологом варианте, сначала потянулись стоящие на отшибе дома, а после огибания гребня, перед нами раскинулась знаменитая подкова Намче-Базара. Было очень волнительно видеть его, столько раз разглядываемый нами на спутниковых снимках, воочию.

Ворота Намче-Базара

Ворота Намче-Базара.

Намче, конечно, был значительно больше всех населённых пунктов, пройденных нами до этого. И весь он вращается вокруг индустрии туризма. Кроме десятков лоджей, в нём наличествуют и недешёвые отели – мы видели номера и за 50 долларов. Бары, кондитерские, аптека, супермаркеты и большое число магазинов, торгующих туристическим снаряжением, большая часть из которого – самопальная «под фирму», но есть несколько дорогих магазинов и с настоящими брендами.

Мы разместились повыше от всего это шума-гама в лодже Himalayan Sherpa. Его как раз мы отнесли к понравившимся нам.

Комната

Комната. Под окном можно увидеть выключатель, дублирующий расположенный на стене у входа. Лампочка, как и везде до этого - люминисцентная. В Непале, особенно в горных деревушек это - не придурь правительства, а насущная необходимость.

В туалете висело забавное объявление: "Используй меня правильно, сохраняй меня в чистоте, и я никогда не скажу, что я видел. Гималайский шерпа". Если не вспомнить, что название лоджа как раз Himalayan Sherpa, то объявление выглядит чрезвычайно странным...

Объявление в туалете

Объявление в туалете.



Himalayan Sherpa лодж

Лодж Himalayan Sherpa.

Заселившись, первым делом мы пошли в душ (300 рупий с человека). Здесь, впервые после Катманду, вода была реально горячей, а не тёплой. Ура! Помылись, постирали одежду, развесив её сушить у входа снаружи – благо там было достаточно прищепок, и пошли делать покупки.

Первым делом купили Кате пуховку, взамен забытой в Иркутске. Зная, что тут можно торговаться, удалось скостить цену с 6000 до 4440. Причём продавщица сказала уже, что 4500 – окончательная цена (я с четырёх поднялся уже до 4400), на что я нашёл подход, заявив, что 4440 – очень красивая цена, три четвёрки, и она согласилась. В другом магазине купили газовый баллон за 700 рупий – продали так дёшево, потому что последний. Пошли в другой магазин, т.к. нужен был ещё один баллон. Там заломили 1200. После торгов, цена упала до 1000, но я пытался снизить до 900. Говорю: «А вот в другом магазине нам за 700 продали». Мне в ответ с лёгким сарказмом: «Так почему там второй не взяли, за 700?». Сказал, что там был последний, но давлю, что его же не в убыток продали и потому раз за последний 700 заплатили, то не за последний 900 – отличная цена. Продавщица улыбнулась и согласилась.

В целом, на фоне низких цен на одежду и прочее, очень высоки цены на всё привозное/приносное. Так, рулон лейкопластыря нам обошёлся в 650 рупий – больше трёхсот рублей. Купил ещё себе флисовые перчатки взамен старых дырявых, взятых на выброс, которые, правда, до Намче так и не пригодились и шерстяные носки из шерсти яка – одна пара моих порвалась. Носки так и не понадобились – увезли их домой новьём.

Витрина супермаркета

В супермаркете в Намче мы наконец-то узнали, что такое 'Ruslan. 100% pure' - надписи, попадавшиеся нам по дороге в Джири неоднократно.



Ирландский паб

Ирландский паб.

Вечером пошли в местную гомпу, понравившуюся нам своим спокойствием и атмосферностью. На входе монах показывает, что у двери низкий приступок, что нелишне – во второй раз я вбежал слишком быстро и крепко стукнулся. Возле гомпы – огромнейшие барабаны, каждый оборот которых вызывает звук колокольчика.

Кручу барабан

Кручу барабан.





Облако сползает в Намче.

На ужин съели стейк яка, оказавшегося безумно вкусным, не в последнюю очередь за счёт какого-то мясного соуса. Ещё заказали шоколадный пудинг, который ждали-ждали, потом я пошёл на кухню – оказалось, что про него забыли. Вот думаем, опять начинается. Но затем принесли его так быстро, и он был таким вкусным, что мы остались в полном восторге.

Впервые с начала пути подача блюд на достойном уровне. Даже приборы вынесли завёрнутыми в тряпичные салфетки.

Ужин:
Стейк яка с овощами на пару (2 порции) – 1200
Шоколадный пудинг – 300
Лимонный чай (1 кружка) – 60
Жасминный чай (1 кружка) – 60

В Намче, кстати, цены в ресторане были ниже, чем в Йорсале, где мы обедали в этот день.

Ночной Намче-Базар


Ночной Намче-Базар

Ночной Намче-Базар.


Содержание
Tags: Гималаи, Непал, Размышлялки, Фауна, Флора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments