Mikka (mikka) wrote,
Mikka
mikka

Быстринская Грива

Всё сущее служит Лучу

Всё сущее служит Лучу.


В ноябрьские праздники я с Женей Кербером побывал на Иркуте с обоих сторон хребта Быстринская Грива. Программа-максимум была пройти всю Зыркузунскую петлю, где Иркут меняет своё восточное направление в Тункинской долине на западо-северо-западное, протекая таким образом около пятнадцати километров, а затем разворачивается на 180 градусов, огибая высокий платообразный гребень, называющийся хребтом Быстринская Грива. Надежду на реализацию данного мероприятия сулила необыкновенно низкая вода в Иркуте и уже возникающие забереги. С другой стороны, люди сплавлявшиеся по Иркуту пугали, что мы уткнёмся в первый же прижим, что в двух километрах ниже по течению р. Быстрая, на чём наш поход и завершится.



Схема маршрута

Схема маршрута. Красная линия - наш путь, большие синие кружки - начало и конец похода, большие красные кружки - места ночёвок, маленькие красные кружки - места обеда.


1 ноября.

В 8:50, на минуту позже расписания полностью заполненный автобус Иркутск - Аршан - Нилова Пустынь стартовал от иркутского автовокзала. На автобусе ещё никогда так рано до Быстрой я не доезжал: в пути мы были всего 1 ч 45 мин, прибыв к месту начала похода в 10:35 (обычно автобус приходит туда в 11:15 - 11:30). Неслись с такой скоростью, что даже немного укачало.

В Быстрой у ниловских автобусов как раз обеденная остановка в ускоренном 20-минутном режиме. Как оказалось, обедать в этой кафешке, когда не торопишься на автобус, много приятней: пока мы спокойно доедали блинчики, он уже продолжил свой путь.

Карта пути 1 ноября

Карта пути 1 ноября. Красная линия - наш путь, большой синий кружок - место высадки из автобуса в Быстрой, красный кружок - место ночёвки на Куличьем мысу.


От кафе, пройдя по сельским дорогам, мы вышли к пешеходному мосту через р. Большая Быстрая, разделяющей две части села.

Р. Большая Быстрая

Р. Большая Быстрая.



Мост через р. Большая Быстрая

Мост через р. Большая Быстрая.


За мостом мы свернули налево, вниз по Большой Быстрой, выйдя на дорогу к Анчуку: полностью разрушенному к настоящему времени дому отдыха на берегу Иркута. Сейчас там стоит только один дом, судя по всему, относящийся к кордону заказника "Иркутный".

Плакат заказника

Плакат заказника.


По Иркуту неторопливо плыла шуга.


Шуга на Иркуте.



Вмёрзшие водоросли

Вмёрзшие водоросли.


Дорога кончилась, но началась тропа, то чуть отходившая от берега в траву, то спускавшаяся на камни и песок, обычно находящиеся под водой: судя по всему, проложили её рыбаки, идя по затопленным участкам в болотных сапогах. Но из-за сверхнизкого уровня воды все прижимы спокойно обходились по высохшему дну.

По берегу обмелевшего Иркута

По берегу обмелевшего Иркута.



Шуга

Шуга.



Один из многочисленных песчаных пляжей

Один из многочисленных песчаных пляжей.


После первой серии прижимов крутые склоны отступили, и тропа поднялась достаточно высоко над рекой, идя по надпойменной террасе. Через двадцать минут пути терраса сошла на нет, и мы вернулись на берег.

Тропка вдоль Иркута

Тропка вдоль Иркута.



Осыпь на противоположном берегу

Осыпь на противоположном берегу.


Впереди показался Куличий мыс, на котором заведомо должны были быть стоянки по причине его пологости. По первоначальному плану в его дальней части мы и должны были остановиться на ночёвку - далее склоны становились много круче и место под палатку могло и не быть.

Впереди - Куличий мыс

Впереди - Куличий мыс.


Небольшие прижимы в начале мыса обходились свободным лазанием.

Прижим

Прижим.



Взгляд назад

Взгляд назад.


Один прижим проходился по удачно расположенной скальной полке.

Тропа по скальной полке


Тропа по скальной полке

Тропа по скальной полке.


На выступе мыса стали попадаться стоянки, но мы хотели по возможности пройти подальше, чтобы на следующий день оставалось меньше километров, и обогнули мыс. На песчаном берегу остановились отдохнуть, и я предложил, что раз пока ещё нет даже трёх часов дня попытаться пройти дальше вперёд: вдруг в течение часа нам встретится ещё место ночлега, чтобы в последующие дни не пришлось рвать когти. В крайнем случае через час мы могли повернуть назад и вернуться на мыс, в случае, если ничего бы не нашли.

Иркут после мыса упирается в Быстринскую Гриву

Иркут после мыса упирается в Быстринскую Гриву.


В этом месте Иркута довольно много небольших пещерок, образованных водой при более высоких уровнях реки. В одну из них, пятиметровой длины, я и залез.

Вид из пещерки

Вид из пещерки.


Отдохнув, мы быстро добрались до крутого склона с очередными прижимами. С рюкзаками стало идти затруднительно, и, оставив Женю отдыхать, я пошёл вперёд на разведку налегке. Сразу возникла мысль, что пройти этот участок с грузом будет проблематично: даже без рюкзака местами лезть было не очень комфортно. После проблематичного участка я довольно быстро прошагал ещё несколько десятков метров по широким скальным полкам и заберегам, а затем упёрся в непроходимый сброс.

Конец пути

Конец пути.


Конечно, по такой низкой воде, если бы действительно была необходимость, безопасно было бы пройти и в обычных сапогах. Но без нужды лезть в ледяную воду желания не было, так что пришлось развернуться и пройти назад до песчаного берега у небольшой пещерки.

На место мы пришли в 15:40, т.е. вроде бы время идти ещё и было, но лезть наверх на хребет с возможно сомнительным успехом не стоило. Да и снега было немного, чтобы рассчитывать на готовку на нём. К тому же вообще хотелось хотя бы один раз переночевать на берегу Иркута, а не в обычном лесу. Ограничился подъёмом по крутому склону на плоский участок мыса и обзором распадков, спускающихся с хребта, чтобы хотя бы предварительно выбрать завтрашний путь. Если чуть ниже по течению (3 снимка назад) Быстринская Грива выглядела совсем неприступной, то вроде бы по одному из распадков, спускающихся к мысу, подняться было можно, хотя самая верхняя части и не просматривалась.

В полседьмого уже наступила ночь, и только неполная Луна хоть как-то оживляла безрадостную картину коротких ноябрьских дней.

В свете Луны

В свете Луны (на горизонте - отблески зари).


К восьми вечера стало уже настолько холодно и неуютно, что мы залезли в палатку с тоскливыми мыслями о предстоящей скуке времяпровождения, но неожиданно быстро заснули.


2 ноября.

Ночью я проснулся от того, что кто-то зацепил растяжку у палатки и затем ускакал во тьму. Увы, смёрзшийся песок не сохранил никаких следов. До кучи в рюкзак пробралась мышь, которая погрызла пряники и шоколадку. Её назойливое шуршание тоже не способствовало крепкому сну.

С первыми проблесками света, в 7 утра, мы проснулись, оделись, и выползли наружу в утренний холод.

Карта пути 2 ноября

Карта пути 2 ноября. Красная линия - наш путь, большие красные кружки - места ночёвок, маленький красный кружок - место обеда.


В 9:45 наш путь продолжился. Сначала по крутому склону мы вылезли на пологую часть мыса, по которой подошли к основанию хребта.

Излучина Иркута

Излучина Иркута (вперди виден остановивший нас вчера прижим).


А затем начался подъём на хребет. Склон был весьма крутым, земля уже смёрзлась, потому зарубаться в неё не получалось. Так что если бы не деревья и кусты, хватаясь за которые, мы вытягивали себя наверх, подняться было бы совершенно невозможно. Шли мы не по самому распадку, заваленному брёвнами, а по склону над ним. Уже выше середины подъёма стало видно, что верхняя часть распадка выводит к труднопроходимым сбросам, потому мы свернули направо в небольшую западинку между скалами. Склон стал положе, и мы вылезли на гребень. Только это был ещё не нужный нам гребень основного хребта, а лишь разделявший две крутых долинки, впадавших в Иркут. Ниже и выше гребень был усеян скалами и отвесами.

Куличий мыс

Куличий мыс.


Но зато с него открывался вид на почти прямую ленту Иркута, уходившую вдоль подножия хребта.

Иркут у подножия Быстринской Гривы


Иркут у подножия Быстринской Гривы

Иркут у подножия Быстринской Гривы.


Сейчас я сделаю небольшое отступление, чтобы объяснить, почему же Иркут в этом месте течёт практически прямо. Дело в том, что около пятнадцати километров он протекает по Главному Саянскому разлому, гигантской разрывной структуре между Восточным Саяном и Сибирской платформой. Образовавшийся свыше полумиллиарда лет назад, он протянулся почти на тысячу километров, и отлично виден на спутниковых снимках.

Главный Саянский разлом

Главный Саянский разлом начинается у западной оконечности Байкала и тянется на северо-запад многие сотни километров. Соответственно, десятки рек и ручьёв частично используют его в своём течении.


Именно кусок этой древней глубинной структуры, отлично видимой и на поверхности Земли, предстал перед нами.

Разрешилась и проблема с дальнейшим подъёмом: от места нашего выхода на гребень между подножием скал и обрывами в сухую долинку вилась звериная тропа, скорей всего ведущая с хребта к Иркуту на водопой. В некоторых местах она продиралась через густой кустарник, но это даже радовало: захочешь - не упадёшь.

По оленье тропе - сквозь кусты

По оленье тропе - сквозь кусты.


А выше открылся ещё более зрелищный вид на Главный Саянский разлом, когда стало видно, что не только Иркут, но и его приток Ирхонцык-Взъём устремляют свои воды по разлому. За ним виднелась долина Зубкогона, а далее, прямо у северного подножия Тункинских Гольцов, проходящего по тому же разлому, нёс свои воды Цаган-Угун. Ещё дальше заснеженные горы ограничивали невидимую для нас долину Архута.

Главный Саянский разлом

Главный Саянский разлом.


Наконец склон стал положе, и мы выбрались на дорогу, идущую по Быстринской Гриве. По ней мы пошли направо на юго-восток. По пути встречались кормушки для птиц и копытных, а также солончак под навесом. Через полтора километра мы дошли до нужного нам отворота налево, уходящего по визирке вверх.

Дорога по визирке

Дорога по визирке.


Как видно из последнего снимка, несмотря на высоту свыше 1100 метров, снега практически не было, так что найдя в небольших западинках участки снега толщиной 2-3 сантиметра, мы остановились обедать, ибо ничего лучшего не ожидалось.

После обеда мы продолжили путь по дороге, начавшей круто спускаться вниз. Когда она пересекла небольшой ручей, возникло подозрение, что мы пропустили нужный сворот направо - мы собирались выходить по Быстринской Гриве мимо вершины Камень Мойготы. Я попытался уговорить Женю, что раз такое дело, может уже спуститься к Иркуту по северной стороне хребта, и попытаться пройти по нему ещё несколько километров. Но Женя категорически был настроен против, так что мы повернули назад, начав подниматься по крутому склону. Искомый отворот-то мы видели и по пути вниз, но уж слишком невзрачным он показался. Наконец мы вернулись к пропущенной дороге, передохнули, и пошли по ней. Нас ждал сюрприз: через сто метров дорога привела на небольшую полянку и закончилась. За ней не было видно даже заросшей колеи, и лишь три тропки разбегались в разные стороны склона. Тогда я включил своё красноречие по полной программе и смог убедить Женю, пойти к Иркуту, благо ведшая к нему дорога была малозаросшей и неплохо наезженной.

В третий раз за последние полчаса мы вышли к Т-образному перекрёстку, и теперь уже целенаправленно пошли вниз в долину руч. Домашний. Однако через километр дорога кончилась и здесь. Порадовало, что она продолжилась хорошей промаркированной тропой с пропиленными поваленными деревьями.

Женя на тропе

Женя на тропе.


Ниже по течению тропа начала переходить с берега на берег, выйдя в конце концов на берег Иркута по правому берегу Домашнего. Берега Иркута в этом месте резко отличались от утренних: пусть они были и круты, но отвесных обрывов не было, а сбросы на противоположном берегу не доходили до реки, переходя в более пологие проходимые склоны.

Вид на левый берег Иркута

Вид на левый берег Иркута.



Забереги

Забереги.



Стоянка водников

На другом берегу виднелись живописные стоянки водников.



Вид вниз по течению

Вид вниз по течению.


Иркут нёс шугу, успокаивающе шуршащую о забереги.

Шуршащая шуга.


По пути иногда попадались песчаные берега, где вполне могла поместиться палатка, но мы хотели дойти хотя бы до устья Подпорожной - на следующий день предстоял длинный подъём по р. Большие Мойготы, на которой вполне могло не оказаться тропы.

Склон в лучах заходящего солнца

Склон в лучах заходящего солнца.



Перекат

Перекат.


Ближе к Подпорожней пляжи кончились и проблема стоянки начала вставать в полный рост. Но по счастью на правом берегу этой речки на высоком берегу обнаружилась чудесная стоянка.

Стоянка в устье Подпорожной

Стоянка в устье Подпорожной.


Пришли на место мы в 17:17 и успели поставить палатку и наколоть дров в сгущающихся сумерках до наступления темноты.


3 ноября.

Утром было заметно холодней, чем в предыдущий день, но мы также поднялись в 7 утра, а в 9:30 продолжили маршрут.

Карта пути 3 ноября

Карта пути 3 ноября. Красная линия - наш путь, большой синий кружок - место посадки в электричку на о/п Вербный, большой красный кружок - место ночёвки на в устье Подпорожной, маленький красный кружок - место обеда.


Минут за десять мы дошли до устья р. Большие Мойготы, в долине которой обнаружилась, пусть и звериная, но хорошая тропа. Хоть она часто и шла сквозь кусты и поваленные деревья, но без тропы мы вряд ли делали бы больше километра в час. По ней же мы довольно шустро набрали почти триста метров высоты, дойдя до небольшого правого притока. Тропа к этому моменту стала теряться, но то что от неё оставалось уходило вверх по притоку. К тому же, если пойти по нему, то через 1700 метров по горизонтали и 360 метров набора высоты мы должны были оказаться на Царских Воротах, путь от которых был уже известен.

Буквально через сто метров вверх по притоку вода в последнем исчезла, и мы, решив не рисковать, остановились на обед пораньше, т.к. неясно было, будет ли вода выше.

После обеда, продолжив путь вверх мы не раз наткнулись на бегущую воду, но заранее то знать не могли...

Постепенно подъём стал более пологим, сменилась растительность.

Сосновый лес

Сосновый лес.


Затем в лесу начал попадаться снег, постепенно превращаясь в почти сплошной покров, а ещё дальше мы вышли на тропу, ведущую к Царским Воротам - удивительно необычному скальнику.

Царские Ворота


Царские Ворота

Царские Ворота.



Под аркой Ворот

Под аркой Ворот.


Поднявшись наверх скальника передо мной предстал путь двух последних дней.

Быстринская Грива

Быстринская Грива.


А вдали виднелась цепь Тункинских Гольцов уходящая за горизонт. Самые дальние из гор в левой части снимка - уже за Ниловой Пустынью; до них свыше сотни километров.

Тункинские Гольцы

Тункинские Гольцы.


От Ворот мы пошли по известной мне тропе, сбились с неё, затем вышли на дорогу, в которую переходит тропа. Дорога вывела на просеку (заглавный кадр), свернула с неё, перевалила через гребень у г. Камень Мойготы, а затем привела нас к бывшей заготовительной базе. Рядом с ней начинается р. Берёзовая, и изначально мы как раз планировали там заночевать. Но на часах было ещё 15:20, а родник почти замёрз - вода лишь слабо сочилась по листьям и илу, так что мы решили спустить вниз в долину Тигунчихи, чтобы успеть на утреннюю электричку в Иркутск. Внизу хороших мест для стоянок не обнаружилось, а т.к. шли мы шустро, то обнаружилось, что мы успеваем сегодня на вечернюю электричку. На ней-то мы и уехали от остановки Вербный.
Tags: Иркутск и окрестности, Тунка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments