?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..
Ноябрь 2017
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Mikka [userpic]
Кодар. IX. Мраморное ущелье. (1)

Остатки строений Борского ИТЛ

Остатки строений Борского ИТЛ.

Первая радиалка от ГМС у нас была запланирована в Мраморное ущелье, которое заслуживает, чтоб о нём рассказать подробней. Снимков с этого дня получилось так много, что отчёт пришлось разбить на две части. В этой половине - фотографии, сделанные до обеда.


Карта пути 15 июля

Карта маршрута 15 июля. Красная линия - наш путь. Большой красный кружок - место стоянки возле ГМС. Маленький красный кружок - место обеда.

В Мраморном ущелье, расположенном в висячей долине на высоте 2000 метров располагалось подразделение Борского ИТЛ, заключённые которого добывали урановую руду в этом же ущелье на высотах 2000-2300 метров в период 1949-1951 годах. Такой краткий период работы лагеря обусловлен тем, что первоначальные прогнозные запасы урана оказались ошибочными, и добычу вскоре свернули за бесперспективностью.

К ущелью была проложена автомобильная дорога от посёлка Синельга, что в Чарской котловине, где располагалось управление ИТЛ (кроме того значительные постройки неизвестного назначения были в долине Среднего Сакукана – через них дорога также проходила). На выходе из гольцов дорога пересекала Сакукан бродом, а в районе ущелья – мостом, к настоящему моменту не сохранившемуся. Далее она серпантином поднималась к ручью, вытекающему из ущелья, но из-за узости долины проложить серпантин до верха было невозможно: несколько сот метров крутого склона машины затягивали и спускали на лебёдке. Для электроснабжения высотного лагеря снизу была проведена ЛЭП. В самом ущелье располагались как административные постройки, казармы охраны, бараки заключённых, дома вольнонаёмных, так и склады с взрывчаткой и специальный склад для добытой руды. Часть штолен к настоящему времени засыпана осыпями, шахты забетонированы, но некоторые штольни доступны. К сожалению, об этом мы узнали только на следующий день, потому под землю не спускались, что особенно обидно по прочтению отчётов, как народ с фонариками лазил по разветвлениям внутри горы.


Схема Мраморного ущелья


Схема Мраморного ущелья


Схема Мраморного ущелья

Схема Мраморного ущелья (висят внутри ГМС).

Итак, 15 июля, мы отправились правым берегом вниз по течению Среднего Сакукана. Стланик регулярно тянул свои лапы поперёк тропы, но последняя была неплохо набитой и не терялась. Минут за 10 мы дошли до каньона, с несколькими водопадами. Стало ясно, что выше по течению рыбы быть не может в принципе – такие водопады ей не пройти. На одном из водопадов Илья, делая снимки отстал, а когда стал догонять, свернул не на ту тропу – пришлось привлечь его внимание криком. Он грустно прокомментировал ситуацию: «Художника никто не ждёт».

Водопад на Среднем Сакукане


Водопад на Среднем Сакукане


Водопад на Среднем Сакукане


Водопад на Среднем Сакукане

Водопады Среднего Сакукана.

Через 20 минут после ГМС мы пересекли ручей Балтийский, вдоль которого шли в предыдущий день, а ещё через час дошли до ручья Метельный, сразу за которым мы вышли на заросшую дорогу, проложенную более шестидесяти лет назад.

Вместо того, чтобы идти сразу вверх, набирая высоту, мы пошли по дороге, ведущей вниз, выведшей нас к могиле ефрейтора, «павшего от злодейской руки», судя по всему, убитого зеком, а также памятнику геологу Нине Азаровой, погибшей в ходе изыскательских работ. От них вверх шла тропинка, выведшая нас на верхний «ус» дороги. Дальнейший участок пути до начала крутого лебёдочного участка напоминал прогулку по парковой аллее: из-за искусственно плоского склона растительность вдоль дороги резко отличалась от окрестностей. Только небольшой ручей, сошедший несколько лет назад селем, напомнил, что это не парк, а горы.

Вид с верхней дороги

Вид с верхней дороги.


Остатки моста через Средний Сакукан

Остатки моста через Средний Сакукан.

Затем был уже упоминавшийся выше крутой подъём, на котором начали встречаться первые следы лагеря – деревянный столбы местной ЛЭП. Затем более пологий участок – и мы наконец-то в самом Мраморном ущелье. Впечатление от этих построек, расположенных в таком диком неприступном месте пронизывающее. Причём, судя по воспоминаниям 2002 года в плохую погоду жуткость ещё сильнее – хмарь усиливает атмосферность этого места.

Столбы на склоне

Столбы на склоне.


Вид на висячую долину Того напротив

Вид на висячую долину Того напротив.


Столб ЛЭП

Столб ЛЭП.


Мраморное ущелье

Мраморное ущелье. На гребне виден перевал Связка (2А).


Сухое русло ручья

Сухое русло ручья.


Сохранившиеся постройки

Сохранившиеся постройки.


Внутри здания

Внутри здания.


Сохранившиеся постройки

Сохранившиеся постройки.


Утварь

Утварь.


Сохранившиеся постройки


Сохранившиеся постройки


Сохранившиеся постройки


Сохранившиеся постройки

Сохранившиеся постройки.


Вышка охраны

Вышка охраны заключённых.


Забор вокруг лагеря заключённых

Забор вокруг лагеря заключённых.


Сохранившиеся постройки

Сохранившиеся постройки.


Решётка на окне


Решётка на окне

Решётки на окнах.


Колючая проволока

Колючая проволока.


Скамья

Скамья.


Визуально Мраморное ущелье продолжается долиной Того


Визуально Мраморное ущелье продолжается долиной Того

Визуально Мраморное ущелье продолжается долиной Того.


Столб ЛЭП

Столб ЛЭП.


Тлен

Тлен.


Пищуха

Пищуха.


Вид с возвышения

Вид с возвышения.


Месторождение чашек

Месторождение чашек.

Обедали мы в дальнем краю плоского отрезка ущелья, после чего полезли выше посмотреть сохранившиеся деревянный настилы для тачек, камнедробилки и прочие сооружения. Но перед этим на самом обеде Максим окончательно слетел с катушек, пригрозив в нецензурной форме, что если ему ещё раз сказать, что он ошибся, даже если он на самом деле неправ, то будет бить в морду. После этого его идея разойтись своими путями, поделив продукты, была принята как руководство к действию – никакого желания продолжать поход совместно к тому моменту уже не осталось.

Вернувшись назад к ГМС, мы разделили продукты, и наш коллектив уменьшился до трёх человек – Илья остался со мной и Катей. За многие годы в походах бывали разные спутники: о ком-то светлые воспоминания сохраняются десятилетиями, кто-то выпадает из памяти, о некоторых спутниках хорошего вспомнить нечего, но такого радикального раздрая не было ни разу. Ещё более удивительно, что с этим человеком я уже ходил в горы в 2000 году, и тогда о нём сложилось исключительно положительное впечатление…

Содержание

Метки: ,