?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..

Ноябрь 2017
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Mikka [userpic]
Восточный БАМ. VIII. А мы по шпалам...

В 6 утра поезд доставил нас на станцию Бира. По идее, мы могли выйти и на Известковой – ветка то начинается на ней, но туда поезд прибывал на 2 часа раньше, так что мы бы совсем не выспались. Да ещё и новый вокзал сфотографировать возможность появлялась. В Бире состоялась массовая закупка билетов на оставшуюся часть поездки – после того как выяснилось, что пригородный поезд Таланджа – Тырма так и не восстановили, а также стало известно расписание рабочего поезда Тырма – Новый Ургал, можно было распланировать дальнейший маршрут по датам более надёжно. В итоге было куплено 8 пар билетов и одна пара сдана – всё это заняло минут 50, причём регулярно приходилось следить, чтобы кассир не перепутала данные документов, даты отправления и прочее.

Бира, вид с привокзальной площади

Бира, вид с привокзальной площади.



Бира, вид с виадука

Бира, вид с виадука.


Бира, вид с перрона

Бира, вид с перрона.


Бира, памятник революционерам

Бира, памятник революционерам.

В 8 утра подъехал пригородный Биробиджан – Облучье из двух общих вагонов, ведомых ВЛ80, и следующие полтора часа дремалось в тепле под стук колёс. Бонусом к поездке был котёнок непрестанно протискивавшийся между лавкой и батареей у окна и тыкавшийся в руки, чтоб его погладили.

На станцию Известковая пригородный приняли весьма коряво – на 3-й или 4-й путь, а между ним и вокзалом стоял грузовой состав. При этом никакого пешеходного моста не наблюдалось и люди, кто полез под состав, кто хмуро побрёл по щебёнке в обход оного. По идее, дежурной по станции за такое следовало хорошо мозги промыть.

Мы с рюкзаками, конечно, под состав не полезли, да и вообще нам надо было в западную горловину станции, от которой и начинается ветка на Чегдомын. Обойдя состав, мы вышли на гравийную дорогу и до конца посёлка шли по ней среди редких деревянных домов. Но дорога кончилась и мы вышли на путь, уходящий вдаль по широкой долине Кульдура.

Комсомольское отделение ДВЖД

Ветка на Чегдомын относится к Комсомольскому отделению ДВЖД.

Как неожиданно оказалось, данная ветка, в отличие от БАМа западнее Нового Ургала имела полуавтоматическую блокировку. Т.е. на перегонах светофоров не было. А я знал только приблизительный километраж разъезда Брусит, до которого нам предстояло дойти, и до этого рассчитывал, что нумерация проходных светофоров будет указывать, сколько нам примерно осталось. Но, увы.

Пообедав на берегу ручья Грязный (оказавшегося на самом деле чистым с красивыми цветочками по берегам) нас сморил сон – сказались и ночи недосыпа до этого, включая последнюю, и нараставшая жара, от которой небо было подёрнуто дымкой. Чтоб не заела мошка, мы поставили палатку (без тента), и открыли её с двух сторон, оставив закрытыми москитные сетки. Отдых оказался в дугу, только мало: через 40 минут из приятной дрёмы меня вытащила усилившаяся жара – тень уползла в сторону, и я лежал прямо на солнце. Катя спросонья прокомментировала с упрёком-удивлением: "Миша, ты на солнце лежишь" - будто я сам на него приполз. К сожалению, там, куда уползла тень, места для палатки не было, и нам пришлось собраться и двинуться дальше в путь под палящими лучами.

Через пару километров железная дорога пересекла очередной ручеёк, а вместе с ним под мостом проходила и полевая дорога. Совершив небольшую разведку, я выяснил, что от неё отходит отворот в нужном нам направлении, так что мы с радостью покинули раскалённые пути, уйдя в лесную тень. Вскоре, лесная дорога вышла на наезженную гравийку, тени стало меньше, но идти всё равно было лучше, чем по путям.

На р. Карадуб в тени густой листвы мы решили отдохнуть подольше. Даже немного искупались, остудив себя после дикой жары. Вскоре к реке подъехали на машине трое подростков с удочкой. На мой удивлённый вопрос о наличии рыбы (река шириной метров 10 и глубиной сантиметров 20-25) последовали уверенный ответ о большом количестве хариуса и обещание это подтвердить. Однако, сколько пацаны не кидали удочку – рыба даже не клевала. Так что вопрос о рыбности этой реки остался для нас открытым.

Почти сразу за мостом основная дорога свернула в сторону на месторождение касситерита – оловянной руды. Но от неё отходила лесная дорога, следовавшая в нужном нам направлении, так что мы не стали выходить на железную дорогу. Однако лесная дорога стала забираться вверх на склон горы, и я решил проверить, туда ли мы идём. Спустившись к путям, я был вознаграждён – неподалёку горел огонь предупредительного светофора – значит, до станции осталось не более 2 км. Да ещё и рядом с путями тёк Кульдур – заодно и снимок удалось сделать.


Железная дорога и р. Кульдур

Железная дорога и р. Кульдур.

Пройдя ещё с километр, мы пересекли ветку, идущую с рудника, а затем расположились на ужин неподалёку от ручья, весело и шумно стекавшего со склоны горы. Вокруг росли кедры, ели, берёзы; жара к концу дня спала – после ужасающей духоты днём возникло ощущение блаженного покоя.

Лесная дорога после ручья поднималась ещё выше, потому, решив не рисковать (вдруг она уведёт нас не туда), мы спустились на ветку от рудника, и по ней вышли на разъезд Брусит. Стало ясно, что переживали мы напрасно – дорога как раз и шла к разъезду. А ещё от неё отходила совсем малоезженая дорога, продолжавшаяся вдоль железной дороги. Пользовались ей нечасто – посреди висела паутина. Такие полузаросшие дороги всегда оставляют чувство таинственности и волшебности – ведь ты никогда не узнаешь, куда она идёт, а значит можно помечтать, представив её способом проникнуть в сказочную страну…
Дежурный по станции Брусит на документы, разрешающие фотосъёмку отреагировал забавно: "Да снимай сколько хочешь. Я тут только первый день, мне всё равно. Если начальство спрашивать будет, скажу террорист был".

Брусит

Брусит.


Пост безопасности на рзд. Брусит

Пост безопасности на рзд. Брусит.

В начавших сгущаться сумерках прибыл поезд Хабаровск – Чегдомын, в общем вагоне которого мы проехали 34 км за 53 минуты. Общий вагон произвёл на Катю не менее гнетущее впечатление, нежели рабочий поезд. Особенно она была поражена тем, что многие едут в нём всю ночь (правда в ноябре прошлого года мы тоже проехали ночью 2 часа в общем вагоне от Приисковой до Чернышевска, но там было всего около 30 человек на вагон, здесь же число пассажиров было не меньше 70). В Кульдуре вышло большое число пассажиров, ехавших подлечиться/отдохнуть на местных минеральных водах.


Кульдур

Кульдур.

После Кульдура начался крутой подъём и, поднявшись в сгустившейся тьме по серпантину на Малый Хинган, поезд достиг разъезда Перевальный, где кроме нас высадилась и дежурная по станции. На вроде как глухом разъезде (вокруг ни одного посёлка) в ночи проследовали два мужика, тащивших некую железяку, так что сразу захотелось поискать для палатки место поукромней. Место нашлось буквально в трёх метрах от лесной дороги – небольшое понижение среди густой травы надёжно укрывало нас со всех сторон. Но обнаружился неприятный сюрприз: на свет фонарика налетел мокрец, начав нещадно грызть нас, а пара-другая сотен этих зловредных насекомых залетела в палатку, поставив под вопрос саму возможность сна. Мокрец – не комар, передавить его всего нереально. К счастью, я вспомнил одну его интересную особенность – после выключения света он, в отличие от комара ночью перестаёт кусать. Выключили фонарики – и о, счастье, – укусы действительно прекратились!

Утром, следующего дня, пока Катя досматривала последние сны, я сбегал назад на перевал, чтобы посмотреть на большую петлю.

Вид с перевала через Малый Хинган на долину р. Кульдур внизу

Вид с перевала через Малый Хинган на долину р. Кульдур внизу.


Сквозь листву виднеется железная дорога, развернувшаяся по петле в обратную сторону

Сквозь листву виднеется железная дорога, развернувшаяся по петле в обратную сторону и спустившаяся на несколько десятков метров.


Петля на склоне Малого Хингана

Петля на склоне Малого Хингана.

Собираться и завтракать среди густой травы и вьющейся мошкарни было не очень приятно, так что Катя первой выбралась на лесную дорогу, пока я ещё возился с палаткой. Вскоре до меня донёсся крик: "Миша! Меня клещ кусает!" Со словами "ну так уж прямо и кусает" я вылез на дорогу, но оказалось, что он вполне уже цапнул. Крепко впиться он ещё не успел – выдернулся без проблем. Ещё пара клещей была обнаружена на вещах – как и первого их предали сожжению на горелке. Захотелось поесть побыстрее и свалить с этого места, оказавшегося не таким уж и гостеприимным.

Проходя мимо разъезда, я решил не возиться с показом разрешающих бумаг, просто быстро сделав несколько снимков.


Остатки фундамента бывшего здания разъезда Перевальный

Остатки фундамента бывшего здания разъезда Перевальный.


Перевальный

Перевальный.


Перевальный кот


Перевальный кот

Перевальный кот.

Исходя из карты, лесная дорога тянулась ещё километра три, удаляясь от железной дважды по долинам ручьёв. Потому, невзирая на опасения Кати, что дорога уведёт нас не туда и придётся возвращаться, я смело направил наш маленький отряд по ней. После первого ручья дорога действительно вернулась к железной, а вот в долине второго вышла накладка. Сначала нам попалась база лесорубов (стало ясно откуда взялись ночные мужики), затем более наезженная дорога ушла вверх по ручью, а нужная нам оказалась настолько залитой водой, что даже резиновые сапоги не помогли бы. Пришлось продираться по тропке, идущей параллельно сквозь густые заросли кустов. После ручья и нескольких болотинок дорога закончилась. Точнее, она не совсем закончилась – остатки её виднелись, но по ней никто не ездил уже с десяток лет – кусты стремительно занимали свободное пространство. А в это время громыхавшие в течение последнего часа тучи разразились стеной ливня. Как назло, нигде не было возможности пересидеть первый получасовой мощный поток дождя – потом он заметно ослабел. Да ещё и дорога заросла настолько, что к путям пришлось пробираться через метровую траву, что тоже не способствовало сохранению сухости. Наконец и пути – теперь они воспринимались как райская дорога. Регулярно (примерно каждые километр-полтора) стали попадаться путейские домики, в которых мы и устраивали небольшой отдых. Дважды, пока сидели в домике (второй раз – на обеде) мимо проходили поезда. Так забавно было смотреть на них из маленького окошка. Вскоре железная дорога вывела нас к реке Яурин, вдоль которой нам предстояло идти остаток этого и весь следующий день. Яурин оказался красивой горной рекой, весело шумящей внизу. Одноимённый разъезд, который нам попался вскорости после выхода на реку оказался разобран весьма давно – сквозь фундамент бывшего служебного здания прорастали деревья, а на месте двух станционных путей активно разрослись кусты.

Выемка и кривая перед мостом через Яурин

Выемка и кривая перед мостом через Яурин.


У обеденного домика

У "обеденного" домика.

Пока мы обедали в домике, дождь почти прекратился, так что стало можно достать фотоаппарат и поснимать мост через Яурин, которого мы достигли быстрее, чем через 10 минут после обеда.

Мост через р. Яурин


Мост через р. Яурин


Мост через р. Яурин


Мост через р. Яурин

Мост через р. Яурин.

Даже ненадолго выглянуло солнышко. Мимо проскочила пищуха, воспользовавшаяся моментом, чтобы перекусить. На склонах стала попадаться земляника, так что мы решили последовать пищухиному примеру.

Железная дорога по крутым берегам Яурина

Железная дорога по крутым берегам Яурина.


Катя и столбик

Пищуха успела убежать, потому на снимке - Катя.

Наконец, мы прошли необходимые на сегодняшний день километры и стали искать место для ночлега. Но не тут-то было! Берега Яурина при всей их внешней привлекательности были совершенно непригодными для гочёвки – или крутые склоны уходили прямо в реку, или же в случае плоских берегов, они состояли из сплошных кочек. Справа же от путей тоже поставить палатку было негде – склоны были не положе. Пройдя лишних 3 км, мы дошли до очередного ручья, но детальное обшаривание его долины тоже не принесло положительного результата: нашлись даже относительно плоские сухие участки, но они были настолько бугристы, что спать было бы просто невозможно. Снова начал накрапывать дождь. Как вариант, можно было, конечно, разместиться и в путейском домике, но это только на крайний случай – следующим днём был понедельник, и путейцы могли приехать с самого утра. Наконец, в одном месте нам таки удалось найти, куда приткнуть палатку – между железной дорогой и рекой рос небольшой сосновый лес на относительно ровном и пологом склоне. А в качестве небольшого бонуса, по пути за водой были обнаружены спелые ягоды жимолости.

Но неприятности этого дня ещё не закончились. Ужин (уху из консервы) мы варили в тамбуре палатки – и сухо, и мошки поменьше. К сожалению, на мягкой земле газовый баллон стоял не очень устойчиво, и в один не очень прекрасный момент котелок вместе с горелкой свалились внутрь палатки. По счастью, загореться ничего не загорелось, а вот немалое количество риса растеклось по дну палатки – пришлось долго и муторно оттирать его от склизкой массы. До кучи меня ещё укусило 2 клеща, судя по всему ехавших в рюкзаке на моих сухих вещах весь день – заползли они скорее всего ещё утром, там где и Катю клещ цапнул. Оставалось радоваться наличию прививок от энцефалита у нас обоих.

Содержание

Comments

Река Яурин, петли и окрестности очень понравились! Встреча с клещом огорчила...