?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..
Ноябрь 2017
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Mikka [userpic]
Северное сияние. V. Верхний чум.

Массив Рай-Из

Массив Рай-Из.


Карта Полярного Урала

Карта с отметками нашего пребывания на Полярном Урале. 1 квадрат - 1 километр. Красные кружки - места ночёвок: в доме Филиппыча на о/п 141 км, на нижнем стойбище в семье Тайбери, в верхнем чуме семьи Лытковых. Синие кружки - три вершины, на которые я поднялся в различные дни.


29 марта за нами на снегоходе приехал Миша, чтобы снова отвезти на стойбище, на этот раз на верхний чум, где мы должны были прожить до 31-го числа. Свежий снег, дополненный нулевой температурой, сильно затруднял передвижение: нарты не скользили, а прилипали к нему. По пути до нижнего стойбища на берегу Соби пришлось дважды останавливаться, давая остыть двигателю.

Собь

Собь чуть выше устья Восточного Нырдвомэншор.


Ездовые олени

Ездовые олени на нижнем стойбище.


Верхний чум поставлен в долине притока ручья Мрачный, текущего по непроходимому ущелью (красный кружок в правой верхней части карты). Потому мы должны были подняться по склону севернее ручья, а затем траверсом добраться до стойбища. Почти сразу после пересечения железной дороги снегоход сел на корягу, бесполезно вращая гусеницами – пришлось его стаскивать.

На крутом подъёме не было и речи, что снегоход вытянет всех пассажиров: мы выгрузились и пошли пешком. На удивление облака начали расходиться, открывая перед нами волшебный вид Рай-Иза. Мы же очень быстро оставили лесную зону, очутившись в снежной пустыне.

Подъём на платообразный участок

Подъём на платообразный участок.


Автор поднимается, сняв пуховку

Автор поднимается, сняв пуховку (снимок Ирины Золкиной).


Длинные тени

На Севере тени длинные даже днём.


В конце подъёма

В конце подъёма.


Снегоход и нарты

Снегоход и нарты.


Готовы продолжить поездку

Готовы продолжить поездку (снимок Ирины Золкиной).


Из-за липкого снега снегоход перестал слушаться руля. Миша отцепил нарты от снегохода, мы выправили вставшие криво нарты (это понравилось много больше, чем тягание снегохода), и продолжили путь.

Разворачиваем нарты

Разворачиваем нарты (снимок Ирины Золкиной).


У нашего транспорта

У нашего транспорта (снимок Светланы Горбатых).


Массив Рай-Из


Массив Рай-Из


Массив Рай-Из

Массив Рай-Из.


Виднеется ущелье ручья Мрачный

Виднеется ущелье ручья Мрачный.


Верхний чум поставлен грамотно: склон защищает его от господствующих северо-западных ветров. Но всё равно внутри обстановка более суровая. Заметно, что семья Лытковых беднее Тайбери: доски покрывают лишь чуть больше половины чума, остальное закрыто линолеумом; шкур не хватает полностью покрыть чум с нахлёстом, и через щели задувает холодный воздух. Было немного странно, что высота над уровнем моря – всего 390 метров, ниже чем Иркутск стоит, а вокруг – настоящий горный пейзаж.

Нарты

Нарты.


Чум семьи Лыткарёвых

Чум семьи Лыткарёвых.


Из снежной пустыни

Из снежной пустыни лесная долина Соби смотрится благословенным оазисом.


Собака отдыхает на нартах

Собака отдыхает на нартах.


Добравшись до верхнего стойбища и пообедав, мы решили сходить да оленьего стада, пасущегося где-то наверху. Но затянувшая всё хмарь сделала прогулку бессмысленной, и вскоре мы развернулись назад.

Верхний чум

Верхний чум.


Я вырвался вперёд

Я вырвался вперёд, меня вызвалась сопровождать ненецкая лайка.


Ира приотстала

Ира приотстала, Сергей же со Светой за фотосъёмкой чумов остались далеко позади.


Люди и чум теряются в белёсой мгле

Люди и чум теряются в белёсой мгле.


Основная собака у ненцев – ненецкая лайка. Трёх псин достаточно, чтобы направлять стадо оленей 500 голов. Щенки, пока не подрастут, живут в чуме. Вот и сейчас с нами обитала милая мохнатая Лапа, игра с которой – единственное развлечение Вотане; всё остальное время девочка хлопочет по хозяйству, активно помогая маме.

Щенок Лапа

Щенок Лапа унюхал мясо.

Дуся много шьёт из оленьих шкур: тапочки, кошельки, сумки, шубы. В качестве ниток используются оленьи сухожилия. Я купил Кате расшитую оленью сумку: подобную в Иркутске не найдёшь.

Позже на стойбище приехал Лёша. Они с Мишей почти каждую ночь сторожат стадо от волков. Полярный волк человека опасается и, когда люди рядом, не подходит. Я спросил, как же получилось, что за зиму 40 голов зарезали. Кто-то из парней пояснил: «Думаем, давно волк не приходил, наверное и сегодня не придёт. А под утро выясняется, что всё-таки приходил, и зарезал несколько оленей». Молодые ребята ещё позадавали нам несколько вопросов о политико-географическом устройстве. Их наивность во многих вопросах даже вызывала зависть – насколько всё-таки их жизнь проще в морально-духовном смысле, не отягощённая глобальными проблемами. Спрашивали, к примеру: «А Африка – это где?», «Япония – это остров?», «Украина – это Россия или Америка?». Сергей провёл краткий ликбез про конфликт на Украине и присоединение Крыма. Затем добавил уже в нашу сторону: «Вот сейчас был бы тут либерал, возмутился бы сразу же». Сошлись на том, что собралась одна вата.

Пришёл вечер. Лёша с Мишей уехали сторожить стадо. Надежд на хорошую погоду не было, и мы меланхолично готовились ко сну. Зашедшего с улицы Сергея уже стандартной шуткой спросили: «Что там, сияние есть?» Неожиданно он ответил: «Да, есть!». Решив, что это шутка, кто-то из нас мрачно буркнул: «Ага». Но Сергей сказал, что это не шутка, и действительно сейчас полыхнуло по небу: «Хмарь уходит и есть все признаки, что сегодня будет хорошо сверкать».

С некоторым скепсисом мы оделись и вышли из чума. Было ещё достаточно светло. Постепенно темнело, но почему-то треть неба оставалась равномерно белёсой. На мой вопрос, что это, Сергей ответил, что отсвет зари. Минут через 15 я сильно засомневался, что это заря – уж слишком равномерной была яркость и чересчур чёткой граница. Тут и Сергей понял, что это вовсе не закатный отблеск: «Смотри, Миша, сияние!» Минуты тянулись, и равномерная белёсость начала постепенно разделяться на отдельные полосы, медленно менявшие форму и яркость. Затем начались первые всполохи, а примерно в 23 часа яркость северного сияния возросла настолько, что даже появились признаки теней. Бегущие по небу переливы в звёздном небе, посреди гор, были настоящим волшебством, не похожим ни на что, виденное мной ранее. Поездка на верхний чум оказалась квинтэссенцией всего мероприятия. Мы прыгали от радости, поздравляя друг друга с увиденным. Света перестала двигать тему, что могла ведь и в Нарьян-Мар поехать, муссировавшуюся все предыдущие дни. Мы же с Ирой наконец-то увидели то, за чем приехали – Сергей и Света северное сияние видели и раньше. Я не стал пытаться фотографировать это чудо, чтобы просто насладиться небесным действом. Отличные фотографии можно увидеть в ЖЖ Сергея.

Небольшое дополнение. У ненцев совсем иное отношение к полярному сиянию. Согласно их поверьям, всполохи – это души умерших. Потому, в отличие от нас, особой радости им это явление не доставляет.


Содержание