?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..

Ноябрь 2017
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Mikka [userpic]
Остров Сахалин. XXVI. Холмск.


Ворота с гербом Холмска

Ворота с гербом Холмска.


Сначала в пригородном поезде, в который мы загрузились, народу почти не было. В отличие от предыдущих поездок, на участке Томари – Холмск до сих пор ходит трёхвагонный дизель-поезд японского производства. Сами вагоны – узкие, с каждой стороны прохода всего по две лавки. Багажные полки вверху расположены ближе к потолку, чем в наших электричках, потому рюкзаки на них впихать не удалось. У первого и последнего вагонов примерно треть длины занята дизельной установкой, потому мест в них значительно меньше, нежели в среднем.


Поезд сначала вёз нас по знакомым местам – через выемки у тоннелей №20 и №19, затем проехал через переоборудованный тоннель №18, после чего железная дорога стала плавно спускаться к морю. На остановке Байково, расположенной на окраине села Новосибирское пути возвышались над морем всего на несколько метров. Само село по депрессивности превосходило Томари. Сумрачные волны разыгравшегося шторма казалось чуть-чуть не доходили до угрюмых двухэтажных деревянных бараков, судя по виду, не ремонтировавшихся десятки лет. Развалины судоремонтного завода на подъезде к Чехову тоже не добавили позитива.

В село Чехов с северной стороны поезд въезжает через тоннель №17 длиной 360 метров. Чехов пострадал от реформ чуть ли не больше, чем Томари – те хоть административные функции райцентра исполняют. В 1989 году Чехов был городом с населением почти восемь тысяч человек. Крупнейшими предприятиями были целлюлозно-бумажный и судоремонтный заводы. С их закрытием и массовым оттоком населения в 2004 году Чехов был лишён статуса города и преобразован в село. В настоящее время в нём живёт три тысячи человек.

В Чехове зашло несколько десятков человек. Дальше остановки потянулись часто: деревеньки, холмские дачи, военные части создавали стабильный пассажиропоток. От Чехова до Холмска пригород ходит несколько раз в день ежедневно. Очень красив участок между Чеховым и Красноярской – следующей остановкой. Автомобильная и железная дорога идут у самого берега и в ходе шторма брызги от волн выплескивались перед машинами. За Красноярской автодорога уходит вверх, железная же вплотную подходит к воде. Сейчас здесь ведутся работы по отсыпке глыбового материала в море, чтобы предотвратить угрозу поездам во время штормов. Пока же, при сильном волнении движение поездов на этом участке перекрывают. Где-то на этом же участке должен находиться неиспользуемый ныне тоннель №16, но мы его не увидели, так как сидели с морской стороны.

В районе села Костромского поезд начал подавать сигналы почти без остановки и снизил скорость до нескольких километров в час. Пасущиеся без присмотра коровы вышли на пути и не горели желанием сойти с них. Так за десять минут мы доплелись до следующей остановки. За это время в сторону ушло две коровы, но мы всё равно ехали медленно. Лишь на следующем перегоне отвернуло ещё три телёнка, и мы наконец-то поехали нормально. Народ в поезде со смехом обсуждал, что надо было хватать бесплатную отбивную.

На Холмске-Северном вышло больше половины состава, но зашло ничуть не меньше. Частью это были дачники, но значительно больше было школьников с цветами. Школьников сопровождали полицейские. На календаре было 2 сентября – годовщина окончания Второй Мировой войны, и школьники ехали в бывшее село Николайчук (сейчас там нет постоянного населения, лишь дачи) возложить цветы к памятнику Борису Мартыновичу Николайчуку. Он возглавлял штурмовую группу в районе Чёртова моста линии Южно-Сахалинск – Холмск и погиб в бою 21 августа 1945 года. Полицейские проявили бдительность и проверили наши документы: чем-то мы выделялись среди местного населения.

Проехав по городу ещё десять минут, мы вышли на станции Холмск-Южный или просто Холмск. На ней в поезд сели ещё дачники и школьники. Обе прочитанные книги мы оставили в вагоне: уж если мы окаменевший аммонит решили не везти, то такое чтиво тащить точно не стоило, а так – вдруг кто возьмёт почитать.

Несмотря на шторм по пути, в Холмске было по летнему тепло и безветренно.

От станции было меньше полукилометра до гостиницы «Холмск» – единственной за всю поездку. В гостинице нам сообщили, что бойлер работает два часа утром и три – вечером. Потому, если мы хотим помыться, не стоит медлить.

В номере было неплохо, только непонятно откуда громко играла музыка, и мы сначала опасались, что где-то рядом шумное кафе.

Освежившись, стоило озаботиться вопросом завтрака. Я пошёл к администратору узнать, где поблизости супермаркет – нам потом ещё и на третий поход закупиться надо было. Администратор поинтересовалась, что мы хотим купить. Узнав, что продукты, посоветовала пойти в гастроном, что возле станции Холмск-Южный, т.к. в супермаркете всё дороже. Мы сбегали в гастроном, купили колбасу и булочек на завтрак, после чего собрались на прогулку по городу.

В самом Холмске, несмотря на его название, собственно холмов-то и нет. Просто склоны Южно-Камышового хребта, спускающиеся к морю, смотрятся со стороны воды как холмы.

Первым пунктом нашей программы был музей фауны моря. Судя по карте, он был совсем рядом с нами. Но по указанному адресу был обычный многоквартирный дом, в котором были какие-то магазины, бытовые услуги, но ни следа музея. Новый поиск дал другой адрес – судя по всему, музей переехал в районный дом культуры.

Мы ещё раз заглянули в гастроном, прикинули цены на продукты, пересекли железную дорогу по путепроводу и какими-то обходными путями вышли на центральную площадь города. В двух углах площади стояли два серых, мрачных недостроенных здания. Рядом был супермаркет. Да, цены в нём действительно были на 10-25% выше, чем в гастрономе.

Холмск-Южный

Вид на станцию Холмск-Южный с путепровода.


Японский вагон


Японский вагон

Старые японские вагоны.


Недострой

Недострой.


Здесь же стало ясно, откуда играет музыка, услышанная нами в гостинице: динамики как раз находились на центральной площади. Город готовился праздновать победу во Второй Мировой войне. Позже прошёл небольшой парад, а вечером был салют. Всё, как на праздновании 9 мая. Вот тут-то мы и задумались, что для Южного Сахалина и Курил 2 сентября, пожалуй, поглавнее, чем 9 мая будет. Ведь в мае 1945 они даже не были в составе СССР. И если в других местах России победа в самой страшной за тысячелетнюю историю войне несомненно является главным государственным праздником и полностью затмевает незначительную на её фоне победу над Японией, то в Холмске совсем иначе воспринимались знакомые строки «…И на Тихом океане свой закончили поход». Ведь, если задуматься, то Сахалин и Курилы – последнее территориальное приращение нашей страны, если, конечно, не считать Крыма, временно блуждавшего за пределами России.

Одна из сторон улицы Победы, спускающейся от площади Ленина к парку у дома культуры, изрисована героями отечественных мультфильмов.

Герои мультфильмов


Герои мультфильмов


Герои мультфильмов


Герои мультфильмов


Герои мультфильмов

Герои мультфильмов.


Переход

Крытый переход над железнодорожными путями для Холмска не роскошь, а насущная необходимость. Сильные ветра со снегом сделали бы иначе его опасным для жизни.


На дверях дома культуры не было никакой информации о музее, пришлось спрашивать. Если не знать, то о его наличии и не догадаться. За прошедшее время музей фауны моря прирос ещё двумя залами, превратившись в краеведческий. Стоимость билетов всего 40 рублей, но больше он и не стоит. Не могу понять восторги посетивших его, когда он был однозальным. В музее фауны моря муляжи рыб, несколько заспиртованных морских обитателей и карты окрестных акваторий. Небольшой зал при входе наполнен стандартно-унылыми экспонатами: патефон, старый утюг и прочее. В третьем, выставочном зале, почему-то были фотографии Шаляпина. Я даже поинтересовался, какое отношение он имел к Сахалину. Оказалось, что никакого: «Понимаете, зал-то выставочный, мы экспозицию в нём регулярно меняем». Понятней не стало, но переспрашивать смысла не было.

Гораздо интересней была уличная экспозиция «Родина помнит», чуть ниже дома культуры.

Экспозиция-мемориал Родина помнит


Экспозиция-мемориал Родина помнит


Экспозиция-мемориал Родина помнит


Экспозиция-мемориал Родина помнит


Экспозиция-мемориал Родина помнит

Экспозиция-мемориал "Родина помнит".


От музея мы прогулялись до небольшого и уютного японского садика. Я пошутил, что непатриотично в такую дату в японский садик ходить. Каменную ванну портила табличка с тупыми стишками, поставленными какой-то свадьбой. Смысл сводился к необходимости кидать туда деньги. Эта табличка настолько диссонировала с садиком и разрушала всё его очарование, что мы попытались её выломать. Установлена она была, однако, крепко, хотя бы развернуть удалось наоборот, после чего она стала уже не такой омерзительной.

Каменная ванна со свадебной табличкой

Каменная ванна со свадебной табличкой.


Каменная ванна после разворота таблички

Каменная ванна после разворота таблички.


Японский садик


Японский садик

Японский садик.


Затем мы вышли назад на магистральную Советскую улицу (на ней и гостиница стоит) и сели прокатиться на маршрутке. Чуть не доехав до Холмска-Северного, она свернула направо и по серпантину улицы 60 лет Октября забралась высоко в гору, где находится небольшой, возвышающийся над городом микрорайон. Что интересно, у школьников есть талоны на проезд, которые они отдают водителю маршрутки, вместо оплаты. Видимо, на каждый учебный день им выдают по паре талонов.

Рыбный порт

Рыбный порт.


Вид вдоль побережья на север

Вид вдоль побережья на север. Оттуда мы приехали.


Суровый шлагбаум

Суровый шлагбаум из доски.


По общему впечатлению Холмск заметно выделяется в лучшую сторону на фоне прочих депрессивных поселений западного побережья Сахалина. Видимо, сказывается, действующий порт, являющийся одним из двух основных на острове (второй - в Корсакове).

Обратно мы спустились вниз по крутой тропке, пообедали в какой-то пиццерии и пошли в знакомый нам гастроном закупаться на четыре предстоящих ходовых дня. На вечер купили какой-то вкусной рыбы, пива, и отдыхали, смотря по телевизору неизвестную нам ранее передачу «Орёл и решка».

Маука - Холмск

Мемориальный комплекс "Маука - Холмск" напротив гостиницы. Маука - старое название города.


Памятный камень

Памятный камень.


Шхуна Восток

В.И. Шиляев. Шхуна "Восток" в бухте Святого Преображения.


Айны

Айны. Коренные жители Сахилина, депатриированные во второй половине 40-х годов XX века в Японию, как японские подданные. Надо сказать, что айнам не повезло: японцы притесняли их нещадно, а потом им не дали остаться на Сахалине.


Полоса отчуждения на железных дорогах Сахалина заметно меньше привычной нам.

Спрятанная дорога

Сложно поверить, что где-то между домами и склоном проложен рельсовый путь.


Гаражи

За гаражами виден кусок железной дороги. Но гораздо интересней мостки к гаражам, перекинутые через помещённую в желоб р. Татарка.


Утром 3 сентября мы пошли на уже знакомую нам станцию Холмск-Южный, откуда уехали дальше тем же поездом, что приехали сюда ровно сутки назад.

Табличка

Табличка на перроне.


Холмск-Южный, вид на юг

Холмск-Южный, вид на юг.


Холмск-Южный, вид на север

Холмск-Южный, вид на север.


Содержание

Comments

**Пасущиеся без присмотра коровы вышли на пути и не горели желанием сойти с них.
Стоило бы остановить состав и выслать на коров помощника машиниста с хворостиной - быстрее бы поехали дальше :)
Кстати о парнокопытных, отец рассказывал такую штуку. В 50-х годах он несколько лет работал в Приморье в изыскательской партии. Поехали они туда как раз в последний год работы КБЖД в рамках Транссиба. Едем, говорит, вдоль Байкала, подъезжаем к какой-то станции (он не мог сказать точно, где, но по описанию, скорее всего, Маритуй), и вдруг резко останавливаемся перед входными стрелками. Он ехал в первом вагоне. Выглядывают в окно - входной сигнал открыт ! Почему стоим - непонятно. Тут подходит к вагону помощник машиниста и говорит: "Мужики, пойдемте, помощь нужна, человека три надо". Они вышли. Смотрят - перед паровозом на чётном пути лежит здоровенная корова. Причем не сбитая, а свежеупавшая со скалы, буквально минуты назад. Машинист с помощником пытаются ее стащить, попутно полушутя-полусерьезно обсуждая, не отрезать ли от нее стегно. Тут со станции прибегает стрелочник то ли смазчик, посмотреть, в чем дело: "о, говорит, знаю я эту животину, соседа моего... долазилась по скалам, бедолага". Поскольку народ подошел, корову, конечно, быстро стянули с пути и поехали на станцию.

**Старые японские вагоны.
На новых тележках однако.

Интересно, как попала пушка в море у мыса Крильон... показалось сперва, что системы Канэ, но, скорее всего, 6-дюймовая осадная пушка обр. 1877 г.

Edited at 2016-12-23 12:12 (UTC)

Чем-то Култук и Слюдянку напоминает. Интересный город, люблю такие.

По фотографиям тоже складывается приятное впечатление от городка. Японский садик очень милый.