?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..

Октябрь 2017
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Mikka [userpic]
Гималаи. XL. Эвакуация.

29.04


Прощальный взгляд на Гималаи из Ил-76

Прощальный взгляд на Гималаи из Ил-76.


Примерно в час ночи за нами подъехал транспорт, чтобы отвезти в аэропорт. Машины были организованы российским посольством, за что им большое спасибо. Все 130 эвакуируемых человек были разбиты на две группы – по очерёдности доставки в аэропорт, и, как предполагалось, по самолётам. На прощание, на память о RCSC Станислав подарил всем нам по ручке с логотипом центра. Что интересно, за все дни, что мы провели в центре, не слышали ни одного мата – при таком количестве людей, это удивительно. Зато курильщиков было огромное количество.

Дорога по пустынным ночным улицам Катманду запомнилась разве что отблесками многочисленных костров Пашупатинатха – сжигали тела погибших при землетрясении.

Снаружи аэропорта на асфальте и траве сидело/лежало множество людей. Непальцы сумели разрулить критическую перегруженность аэропорта, возникшую после землетрясения, но весьма своеобразно – в здание пускали только пассажиров, на чей рейс начиналась регистрация. Причём охраняла полиция, вооружённая винтовками. А т.к. многие рейсы были отменены или задержаны, то и возникла сложившаяся ситуация.

Представитель посольства поговорил с полициейским, показав какие-то документы, после чего мы стали проходить в аэропорт. У соседней двери, где толпилось множество людей начало расти возмущение – почему кого-то пускают раньше них, хотя никакой регистрации нет. А они уже давно там стоят, мы же только подъехали. Было ощутимо неуютно от опасения перед толпой озлобленных людей.

На входе в здание стоял стандартный сканер, но на этом этапе никаких претензий ни к ножам, ни к трекинговым палкам не было. Произошёл скорее забавный инцидент: кто-то из наших вёз гречневые хлопья, а его заподозрили в провозе то ли наркоты, то ли взрывчатки – заставили разбирать рюкзак.

В аэропорту было неестественно пусто – кроме нас, никаких пассажиров не было. Были закрыты все ларьки, пункты обмена валюты и прочее.

На втором этаже мы дождались вторую порцию эвакуируемых, после чего у всех забрали загранпаспорта, а затем по списку зачитывали фамилии, мы подходили, забирали паспорт уже со штампом вылета из Непала.

Ближе к трём часам ночи началась процедура прохода в «чистую зону» – ещё один сканер плюс личный досмотр. В ходе этого произошло сразу несколько инцидентов. Часть людей не послушалась запрета на провоз колюще-режущих предметов, и было изъято несколько складных ножей. Кто-то пытался провезти хирургические ножницы, мотивируя, что это был ценный подарок, но работники службы безопасности аэропорта были непреклонны. А вот один мужичок устроил настоящий истерический скандал по поводу требования отдать складной нож. Он кричал, требовал адвоката и пр., видно было, что эмоциональный пресс-атташе с большим удовольствием заехал бы ему по роже, но с помощью генерального консула удалось успокоить взбесившегося соотечественника. Кстати, был ненулевой шанс, что в случае продолжения его упорства, могли завернуть назад всех. А вот ещё одной неожиданностью, неприятной уже для нас, оказалось, что к провозу трекинговых палок претензий не возникло, так что зря мы свои оставили в RCSC. Но тут не угадать было – кто-то пытался ножи с ножницами провезти, кто-то палки оставил. К жидкостям, кстати, тоже вопросов не было – воду спокойно пронести удалось.

За зоной контроля мы прошли в тесный зал ожидания с полуразрушенными туалетами, где провели около двух часов. Рядом работал единственный на аэропорт киоск, увы, с закончившейся питьевой водой, потому ни чай, ни кофе сделать не могли. Купили там фотоальбом и коврик для мыши с рисунком Будды.

Пока тянулось ожидание самолётов МЧС, генеральный консул рассказывал некоторые особенности жизни Непала и российско-непальских взаимоотношений.

Так, он подтвердил сложившееся у меня мнение, что в Непале – феодализм с налётом современности. Несмотря, на то, что Непал ныне не королевство, существует какая-то знатная фамилия, представители которой на визитках пишут только её – этого достаточно, чтобы открывались все двери.

На мой вопрос, чего непальцы сидят без толку на улицах, хоть бы завалы на тротуарах разобрали, чтобы ходить можно было, не выходя на проезжую часть, ответом было: «Ты не богохульствуй. Они, когда что-то меньшего масштаба случается, неделю сидят и ничего не делают. Потом решают – ну всё, вроде можно жить дальше. Сейчас же вообще непонятно, сколько времени будет ничегонеделанье продолжаться».

Интересен был рассказ про продажу двух боевых вертолётов Непалу. Сначала около года тянулись предварительные переговоры. Непальцы требовали предоставления убедительных доказательств, что Внешэкономбанк и Рособоронэкспорт – надёжные организации: «Вот мы знаем Растра банк – это надёжный банк, ваш Внешэкономбанк не знаем». Мы им говорим, что Индия покупает у нас 50 вертолётов – они нам доверяют. На это непальцы заявляют, что индусы доверчивы по природе, им доказательств не надо, и вся это волынка тянется долго и нудно. Кто-то из слушателей спросил: «Но ведь Непал с Индией дружат, и мы с Индией дружим, почему они нам тогда не доверяют?» Ответ был жёстким: «Запомните, мы с Индией – не друзья. У нас есть взаимные интересы, в рамках которых мы сотрудничаем. Не надо воспринимать буквально, что в СМИ пишут. Друзей у нас мало: Казахстан, Венесуэла, ну и, пожалуй, частично Беларусь». Как бы то ни было, договор в конце концов подписали, после чего Непал должен был внести предоплату за вертолёты. Они тянули волынку ещё год, уже начался ввод санкций против России, после чего непальцы забеспокоились, что деньги могут и не дойти до адресата. В итоге переводили хитрыми схемами через китайские банки, причём, так как сами работники непальского оборонного ведомства не обладали достаточными знаниями для осуществления подобной транзакции, приехали наши специалисты из Внешэкономбанка и Рособоронэкспорта, сели за их компьютеры, и осуществили перевод.

Вкратце нам рассказали и о причине, по которой российские самолёты МЧС не пускали длительное время, в то время, как китайские и индийские сновали регулярно. Это – последствия провальной внешней политики 90-х годов, когда сотрудничество со многими странами было сведено практически к нулю. В то время, как при Советском Союзе в Катманду была построена сигаретная фабрика, некоторые другие производства. Непальцы запомнили, что их тогда кинули, и это сказывается на их отношении к России. Какие-то подвижки в сотрудничестве начались лишь с середины нулевых годов.

Полным нонсенсом для нас оказалось, что для прилетающих на помощь Непалу мчсникам визы будут оформляться за счёт нашего посольства, и оно же будет оплачивать растаможку привезённых гуманитарных грузов. Дней через десять, кстати, непальские власти разродились не брать таможенную пошлину за ввозимые брезент и палатки.

Ближе к пяти утра один за другим совершили посадку оба борта МЧС – самолёты ИЛ-76. Мы радостно смотрели на знакомую символику, наблюдая построение роты и выгрузку привезённого снаряжения. К нам прошли два мчсных медика, спросили о наличии пострадавших. В первую очередь, конечно, к ним обратилась пара, успевшая выбежать из разрушающейся гостиницы, оставив там все вещи, документы и деньги (в консульстве им сделали свидетельства о возвращении в РФ). Как я уже писал, у девушки был перелом лодыжки, у её парня – трещина в ступне.

Врачи МЧС и пострадавшие

Врачи МЧС и пострадавшие.



В зале ожидания

В зале ожидания.

Ещё пара человек была с кишечными расстройствами разной степени. Мчсники приняли здравое решение, грузить на первый борт приоритетно пассажиров с детьми и пострадавших, стало необходимо переделать списки для полётных документов. Тут выяснилось, что списки были благополучно забыты в RCSC. Как разрешилась эта ситуация, нам неизвестно, но через некоторое время сначала первая группа, затем и мы, уже в составе второй, пошли на посадку. Непальцы, работавшие на аэродроме, смотрели на нас, хмурее не вообразишь.

Ил-76

Ил-76

Ил-76.



Китайский самолёт

Китайский самолёт.

В самолёте сначала все расположились на боковых сиденьях, позже, в ходе полёта большинство спало, расстелив на полу туристические коврики – с таким комфортом не приходилось летать ни разу в жизни.

На борту в ожидании вылета

На борту в ожидании вылета.

Пока мы ещё сидели в Катманду по очереди всех обошла психолог, кроме всего прочего спрашивавшая, как мы собираемся добираться до дома из Москвы. Больше всего повеселил негр, затесавшийся неким образом к нам на борт, заявивший, что денег на билет домой у него нет, и не могли бы ему с этим как-то помочь. Естественно, развозом по другим странам никто заниматься не собирался, о чём ему прямо и сказали.

До взлёта присутствовал подспудный страх, что по какой-либо причине вылет сорвётся, и нас снова выгрузят назад. Потому, когда самолёт наконец-то оторвался от земли, в 6:36 непальского времени, многие испытали огромное облегчение, почувствовав себя в безопасности.

Так как летели мы не обычным рейсом, то могли видеть различные документы, обычно недоступные пассажирам – к примеру полётная телеграмма с перечнем стран, чьё воздушное пространство мы пересекаем: Непал, Индия, Пакистан, Афганистан, Узбекистан и Казахстан. Россия не была указана в списке, скорее всего по причине принадлежности самолёта – для входа в воздушное пространство своей страны, видимо, особого разрешения не требуется.

После полуторачасового перелёта мы приземлились в Дели, где провели целых четыре часа: самолёт заправили, сделали ему техобслуживание, кроме того нас покормили – за что спасибо российскому консульству в Индии, организовавшему процесс. Всё это время мы провели в самолёте. Правда, задний основной люк был открыт, так что мы успели почувствовать удушающую индийскую жару.

В Дели

В Дели.

А потом был длительный семичасовой перелёт в Москву. Выспавшись, я периодически подходил к иллюминатору и с помощью навигатора определял местоположение самолёта. Удалось увидеть и Бухару, и остатки Аральского моря. Наконец, мы достигли России, после чего ещё часа полтора летели через Приволжье над родной страной.

Хвост самолёта

Хвост самолёта.



Кран в салоне

Кран в салоне.



Внизу – Приволжье

Внизу – Приволжье.

Перед посадкой все собрали коврики и расселись по местам (когда приземлялись в Дели, большинство лежало). Стратегически это было верно, а вот тактически – нет. Нас так хорошо потрясло при снижении, что удивительно, как никого не вывернуло наизнанку. По ощущениям мы уже были близки к этому, а лица некоторых попутчиков приобрели зеленоватый оттенок.

Приземлились мы в аэропорту «Домодедово», что было заметно лучше первоначального варианта Раменского, где располагается базовый аэродром МЧС. С другой стороны из-за нестандартной процедуры оформления бортовых документов ведомственного самолёта в гражданском аэропорту, пришлось провести в самолёте около получаса после приземления.

Когда нас везли в автобусе в здание терминала, пассажиры из другого автобуса смотрели на нас с большим удивлением. Как сказал кто-то: «Ещё бы! Откуда-то целый автобус баранов с рюкзаками взялся». Со стороны «багаж на руках», полагаю, действительно выглядел странно.

Для погранконтроля нас провели на выделенную стойку, предназначенную в обычное время для лиц с дипломатическими паспортами. При прохождении процедуры контроля с нами произошла забавная история. Пограничник спросил, были ли мы где-то, кроме Непала. Я ответил, что да, мы были в Турции, по пути в Непал. Следующий вопрос был страннее:
– А вы что, в Непале без визы были что ли?!.
– Конечно, нет, с визой.
– Что-то не вижу я её у вас,– говорил он пролистывая в паспорте и страницу с визой.
– Вон же она,– сказал я, но пограничник никак не среагировал на мою фразу, позвав кого-то из руководства.
– Не могу понять, где у них непальская виза.
– Вот она, на этой странице паспорт как раз открыт,– был ответ.
– Но это же турецкая виза, раз они вначале в Турции были.
– В Турции въезд безвизовый.
– А-а, понятно.

Таможенного контроля не было в принципе, так что после разрешения проблемы с мнимым отсутствием непальской визы, мы вышли в гудящее помещение терминала. Приятно удивило, что нас на этом не бросили, а попросили зарегистрироваться, спросили, какие наши планы. Мы сказали, что попытаемся купить билеты на самолёт до Иркутска. Для тех, кому необходимо было попасть на вокзал или в другой аэропорт был организован бесплатный транспорт. Могли довезти и до гостиницы, но её уже нужно было бы оплачивать самостоятельно. Нас попросили потом подойти и сказать, удалось ли нам взять билеты.

На стойке “S7” мы без проблем купили два билета до Иркутска, причём нам повезло с ценой – суммарно заплатили около 20000 рублей – в самолёте оставалось достаточно много мест, и компания продавала их по минимальной цене. Зато, как позже выяснилось, нам впарили добровольные страховки рублей по 400 каждая, а из-за нервной перегрузки я не проверил это сразу. Не могу сказать, чтобы это осталось на совести представительницы компании, в виду отсутствия у неё таковой, но ничего хорошего ей желать не буду.

Регистрация уже шла, мы сдали багаж, налегке вернулись к мчсникам, сказать, что у нас всё в порядке, и завтра будем дома. Они поставили дополнительные отметки напротив наших фамилий, поблагодарили за ответственность, на этом мы распрощались.

В качестве финального аккорда приключений, пока мы ходили среди различных ресторанчиков, то наткнулись на заведение индийской кухни, у входа в которое была скульптура Ганеши, часто встречавшаяся и в Непале. Первый момент был шок: мы никуда не выбрались, а до сих пор в Катманду. Вспомнилась фраза из фильма «1408»: «Даже если Вы покинете номер, Вы останетесь в номере!»

Ганеша в Домодедово

Ганеша в Домодедово.

Перелёт в Иркутск был обычным, без каких-либо особенностей. Разве что на узких креслах с тоской вспоминалось огромное пространство грузового самолёта. С момента взлёта из Катманду до приземления в Иркутск прошло меньше суток – в Непал мы добирались заметно дольше. Город встретил мокрым снегом с ветром. Здравствуй, родина!

Содержание

Comments

Первые впечатления: да, мощно.
От последней фразы аж мороз по коже прошел.
МЧС и посольским работникам большое спасибо!

Отчитываюсь: Наконец-то я сходил на фильма "Эверест". :)