?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..
Mikka [userpic]
Гималаи. XIV. Намче-Базар - Тенгбоче.

04.04.15

Пройдено 9,1 км. Общий набор высоты 840 м, общий сброс – 400 м.

Стена в верховьях Пхунги Кхолы

Стена в верховьях Пхунги Кхолы.


Спутниковый снимок маршрута 4 апреля

Спутниковый снимок маршрута 4 апреля.



Карта маршрута 4 апреля

Карта маршрута 4 апреля. Красная линия - наш путь. Зелёная линия - наш путь налегке. Большие красные кружки - места ночёвок в Намче-Базаре и Тенгбоче.



Профиль пути 4 апреля

Профиль пути 4 апреля.

Завтрак:
Мюсли с молоком и фруктами (2 порции) – 700
Молоко (2 кружки) – 140

Шерпа с мешком травы

Шерпа с мешком травы.

Выйдя по приятному утреннему холодку, вскоре мы начали разутепляться, чем вызвали живой интерес у проходивших мимо шерпов, которым срочно захотелось отдохнуть.

Шли мы тропой, которую видели в предыдущий день, возвращаясь с кольцевой прогулки. Тропа от Намче до Кензюмы (первые километры пути) – пожалуй, одна из лучших на всём треке: широкая, что и квадроцикл пройдёт, и почти горизонтальная с редкими незначительными перепадами высоты.

Мосты через Дудх Коши Нади

Мосты через Дудх Коши Нади, что перед подъёмом в Намче.



Ступа на фоне Гор

Ступа на фоне Нуптце, Сагарматхи и Лхотце.



Из низовий этой долины мы пришли

Из низовий этой долины мы пришли.



Гималайская ель

Гималайская ель.



Катя на тропе

Катя на тропе.



Вид вперёд

Вид вперёд.



Пхорце и Ташинга

Вдалеке - Пхорце, туда мы прийдём через десять дней, поближе - Ташинга, краем которой мы прошли через пару часов.



Чолатце и Табуче

Чолатце и Табуче.


Снова видели синюю птицу, да ещё и не одну (их заметил проводник небольшой обгоняемой нами группы). Слишком далеко для фотографирования были, увы.

В Кензюме прошли мимо трёх лоджей, первый из которых, Dream Garden, просто очаровал нас. Фотографии не передают ощущение умиротворения, наполняющего его дворик. Пожалели, что не ночевали тут – уж очень он мил.

Dream Garden

Dream Garden.



Берёзка

Берёзка.



Чудесная аллея

Чудесная аллея.



Бахрома

Бахрома.

Сразу за Кензюмой – два перекрёстка подряд. Налево и чуть назад ушла тропа к глянцевым деревням, а налево и вперёд – основной путь на Гокио. Тогда мы ещё не знали этого, но именно по последней тропе мы в итоге возвращались вниз.

Мусорка

Мусорка.

Постепенно спускаясь вместе с тропой к реке, мы прошли мимо лесопитомника. Признаюсь, это было неожиданно, так как до того момента полагал, что весь лес в округе – натуральный. Уже позже вычитал, что многие склоны были вырублены подчистую, и современный лес на них посажен человеком.

На спуске стандартно обгоняли караваны яков и их погонщиков с безразмерными тюками сена. В нижней части тропа раздвоилась, и я спросил шедшего навстречу туриста: ‘Which way is to Tengboche?’ Ответ был: ‘You need to go down and there will be… мост».
- Русский что ли? – спросил я.
- Нет, с Украины.
Только тогда заметил примотанную к рюкзаку ленточку жёлто-блакитного цвета.

С тропами всё просто оказалось: они вскоре сходились, а ещё украинский турист предупредил нас о высоких ценах в Тенгбоче.

Сразу за мостом через Дудх Коши Нади – деревушка Пхунги Танга. Там мы надумали купить хлеба для поедания ячьего сыра. Ввиду отсутствия иных вариантов пришлось взять два куска хлеба для тостов за 150 рупий. А на краю деревни был единственный за Намче чекпост, где нас снова вписали в изрядно замусоленную тетрадь. Выше отмечаться было негде, да и на тропе на Гокио чекпостов не оказалось. Это окончательно убедило нас том что полезность TIMS’ов – это полная профанация; они нужны лишь для окучивания иностранцев на деньги. Что смеяться, после этого мы ходили больше полмесяца, прошли немало километров – мест потеряться было дофига и больше, а в случае поисковых мероприятий информации о том, что мы прошли 4 апреля Пхунги Тангу больше не было бы никакой. Кстати, видели мы несколько объявлений о потерявшихся туристах с предложениями о вознаграждении за информацию. Судя по прошедшему с момента начала поисков времени, никого уже не найдут.

За Пхунги Тангой кончились и оборудованные мусорки. Хотя, признаюсь, и выше было достаточно чиста – такой помойки, как на участке до Луклы больше не наблюдалось. Видимо, часть денег, собираемых за парк, всё-таки идёт и на уборку территории.

После деревни начался подъём, который по словам polar_bee ещё сложнее, нежели к Намче. Мы ожидали каких-то запредельных сложностей, но нам он показался даже проще: несколько пусть и крутых серпантинов в лесу, за которыми тропа пологим траверсом набирала высоту до самого Тенгбоче. Хотя, может это потому, что мы шли не по туристской тропе, а по вьючной – почти сразу за Пхунги Тангой была развилка, и мы пошли левой тропой, сразу начавшей набирать высоту. Правая же сначала шла какое-то время вдоль русла Пхунги Кхолы, лишь затем поднимаясь вверх. Но не думаю, что она радикально сложнее. На подъёме удалось обогнать первый караван яков по параллельным тропкам, а вот во второй мы упёрлись: выходило так, что мы могли бы оббежать пару яков, но становиться между рогами и копытами посреди каравана не хотелось. Потому пришлось идти рваным ритмом, пока на очередной развилки нам-таки не удалось оставить яков позади.

Долина Пхунги Кхолы

Долина Пхунги Кхолы.



Взгляд назад

Взгляд назад.



То же с зумом

С увеличением вдали становится виден глянцевый Кхумджунг, ближе и левее - Кензюма с волшебным Dream Garden, в правом нижнем углу - Ташинга. А выше Ташинги косогором идёт тропа, по которой мы в итоге возвратились из Гокио.

Ближе к Тенгбоче впервые после трёх с половиной километрового перевала Таксинду Ла начала чувствоваться высота. Пока, правда, только в том, что приходилось чуть почаще дышать/чуть помедленнее идти.

Начиная с этого дня для акклиматизации мы уже не шли до вечера, а останавливались в районе обеда или даже раньше. В Тенгбоче так мы и вовсе планировали провести две ночёвки.
В Тенгбоче остановились в Tengboche guest house который нам не понравился алчностью его хозяйки – это был первый случай на маршруте, когда жадность хозяев была неприкрытой. Хотя, надо отдать её должное, работа организована там была почти идеально: ничего не забывали принести, всё делали вовремя, что происходило далеко не везде. К тому же, она в хорошо владела английским, в чём была возможность убедиться и умела переформулировать непонятную фразу другими словами.

Хозяйке сразу не понравилось, что мы не стали обедать у неё (ведь у нас с собой был ячий сыр), но настаивать она сильно не стала, так как по времени мы в принципе могли успеть поесть и до Тенгбоче. Ячий сыр, кстати, нам очень понравился: пахучий, жирный и сытный. Решили попробовать купить ещё где-нибудь, но такой возможности больше не представлялось до самого Намче.

Так вот, в коридоре висело объявление, что если не заказывать еду в лодже, цена комнаты вырастет сразу до 1500 рупий. Нетерпеливая хозяйка уже в час дня стала нас тиранить насчёт ужина, озвучив нам текст объявления, на случай, если мы не видели. Обычно мы писали заказ на ужин ужин не раньше трёх часов дня, но хотелось, чтобы нас не доставали, потому к двум часам мы сдались, после чего хозяйка сразу стала милой и приветливой. Порции блюд, кстати, стали уменьшаться в размерах. Хотя это зависело и от конкретного лоджа, потому при заказе было невозможно угадать – хватит тебе еды или нет. Та же похлёбка шерпа стью могла быть и в полноценной суповой тарелке и в каком-то миниатюрном салатнике. Особенно разительно изменился тибетский хлеб: мало того, что он стал меньше в диаметре, так из увесистой булки с дырчатым плотным содержимым внутри, он превратился в подобие двухслойной лепёшки, уже слабо отличаясь от чапати. Через какое-то время стало казаться, что его полноценный размер нам привиделся, и лишь на обратном пути в Чхеплунге мы убедились, что это был не миф.

Поляна Тенгбоче была полна лошадьми, телятами и откормленными собаками, совсем не похожих на своих отощавших родичей первого отрезка пути. Начиная с Тенгбоче, почти везде висели объявления об оказываемых услугах вертолётных экскурсий и эвакуации. Конечно, это не значило, что у них были припаркованы собственные вертолёты – вся услуга заключалось в звонке куда надо.


Солнечный кипятильник

Солнечный кипятильник.





Взлёт вертолёта.


В этот день решили не ходить на гору, а погулять возле деревни, знаменитой своим монастырём, который мы, конечно тоже посетили.

Сходили по гребню, на котором стоит Тенгбоче, в сторону рек, разделяемых им. На другой стороне долины Имджа Кхолы виднелась тропа, по которой мы должны были идти после Чукунга и EBC (базового лагеря Эвереста). Выглядела она, скажем, жутковато, словно нарисованная на обрывистом склоне. Но идущие по ней караваны убеждали, что видимо, не так она и страшна.

Тропа между Пхорце и Пангбоче

Тропа между Пхорце и Пангбоче.

На этом же гребне – мемориал погибшим на восхождениях, где среди прочих табличек был и наш Владимир Башкиров, руководитель экспедиции, пытавшейся подняться на Лхоцзе по южной стене.

Памятная табличка

Памятная табличка.



Тропа на гребне

Тропа на гребне.

Конечно, сходили в монастырь. На входе лежит камень с двумя углублениями, позиционируемый, как отпечатки ног ламы, перелетевшего через Гималаи, и основавшего монастырь. Посмеявшись, зашли во внутренний двор. На входе в гомпу (напоминаю, что это – буддийский храм), необходимо разуваться. Думаю, что это вызвано не религиозными причинами (ниже таких требований не было), а проблематичностью уборки помещения – постоянного источника воды в Тенгбоче нет, шланги, идущие сверху часто перемерзают/источники высыхают, потому воду носят с родника, расположенного ниже по тропе. Кстати, поэтому в самом лодже на умывальнике висело объявление с категорическим запретом на стирку по причине ограниченного количества воды. Воду на кипячение тоже в умывальнике набирать приходилось. Но вернёмся к монастырю. В противовес требованию разуваться нет необходимости снимать головные уборы, в отличие от бурятских дацанов. Походив внутри, узнали, что служба будет в три часа дня (ровно как и в Бурятии). Ожидая, что если даже в Аршане буддийская служба производит впечатление, то тут будет вообще что-то запредельное, мы пошли погулять – время до молебна было ещё больше часа. На поляне встретили знакомых ещё с автобуса американка и канадку. Поболтали, кто как шёл, после чего я рассказал о предстоящей службе. Канадка хотела остаться, но американец настоял пройти дальше до Дебоче – дескать времени мало. Хорошо, что они не остались. Тогда же встретили двух англичанок, что в своё время прикормили собаку и чуть не залили нас водой из своего рюкзака. Больше мы не встречали ни тех, ни других.

На службу пришли заранее, приготовив шерстяные носки и сидушки – внутри храма было холодно, и мы поражались монахам, ходившим там босиком. Сидушки вызвали большой интерес у иностранцев, спросивших, где мы их покупали. Ответил, что в России, после чего сообразил, что их не было в продаже в Намче, да и ни у кого, кроме наших я их не видел. Видимо, чисто русское изобретение. За пять минут до трёх часов дня нас почему-то всех попросили выйти наружу, помещение закрыли, а в ровно в три снова открыли, впустили сначала двух монахов, а потом и посетителей. Смысл сего действа нам остался непонятен. Мы, как и было указано, разместились в правой части гомпы на коврике, но большое число туристов подходило и подходило во время службы, постепенно набившись плотной толпой, и рассредоточившись по помещению. Некоторые слонялись туда-сюда, часть села на месте, где висела запрещающая табличка, кто-то болтал. Уже одно это лишило бы службу значительной части сакральности. Но и лишать-то было нечего: не было ни битья в барабан, ни дудения в рог. Монахов присутствовало лишь двое (чем остальные занимались неизвестно), и всё ограничилось бормотанием мантр на санскрите. В 15:25 служба завершилась, и монах сделал жест, показывавший, что пора расходиться. Было ощущение, что нас крепко надули. Даже в голову не могло прийти, что подобное мероприятие практически в центре буддизма будет таким унылым.

Окно монастыря

Окно монастыря.



Монастырские ворота


Монастырские ворота

Монастырские ворота.



Монастырь в Тенгбоче

Монастырь в Тенгбоче.



Катя у драконихи

Катя у драконихи.



А это уже дракон мужского пола

А это уже дракон мужского пола - и позже мы неоднократно видели, что вход в монастыри охраняют разнополые драконы.



Сотовая станция

Сотовая станция.



Верховья Пхунги Кхолы

Верховья Пхунги Кхолы.



Под солненым кольцом

Под солнечным кольцом.



Ама Даблам


Ама Даблам


Ама Даблам

Ама Даблам.



Кангтега (6783) и Тамсерку (6618)

Кангтега (6783) и Тамсерку (6618).



Кангтега

Кангтега.



Тамсерку


Тамсерку

Тамсерку.



Поляна Тенгбоче


Поляна Тенгбоче

Поляна Тенгбоче.



Вид в сторону Эвереста

Вид в сторону Эвереста.

После обеда горы стандартно затянуло облаками. Но вечером мы заметили интересную картину: группа японцев (человек двадцать), усевшаяся ужинать, неожиданно споро выбежала на улицу на возгласы одного из своих товарищей. Доев, мы решили посмотреть чего там случилось: оказалось, что тучи рассеялись, и массив Эвереста сверкал в закатных лучах. Пришли к выводу, что если японцы куда-то побежали, разумно за ними последовать.

Ама Даблам

Ама Даблам.



Нуптце, Сагарматха и Лхотце

Нуптце, Сагарматха и Лхотце.



Сагарматха и Лхотце

Сагарматха и Лхотце.

Ужин:
Пицца с тунцом – 500 (тунец, конечно, из банки, но заметно вкусней консервов, продаваемых у нас)
Спагетти с тунцом – 450
Масала (1 кружка) – 100
Горячий сок (1 кружка) – 100 (ядрёно химический напиток из пакета, просто разогретый)

Ещё в Тенгбоче впервые наблюдали в полной мере взаимодействие проводников/портеров с сопровождаемыми ими группами во время трапез. Катя придумала подобных шерпов называть «прислужниками» по аналогии мультфильма «Мегамозг». И по смыслу подходит, и внимания не привлекает, когда говорим о них в третьем лице. Так вот, во время еды прислужники брали на себя обязанности официантов: часто они сами принимали заказ, и всегда ходили на кухню за блюдами, освобождая от этой работы сотрудников лоджа. При этом их подобострастность вызывала отвращение. Они напоминали раболепных угодливо-лебезящих слуг, всецело преданных хозяевам. Увы, в дальнейшем подобное мы наблюдали почти все две с половиной недели, что ходили по высокогорью.

Ближе к ночи началась гроза. Молнии, бившие в окружающие вершины в сгущающейся тьме смотрелись волшебно. В минуту было несколько ярких вспышек. Всё это продолжалось минут пятнадцать, затем затихло. А у нас пошёл снег – первый за поход.


Содержание

Comments

>В 15:25 служба завершилась, и монах сделал жест, показывавший, что пора расходиться.

всяко бывает, в октябре 2009 утренняя служба продолжалась около 2х часов, отработали ребята всерьез полным составом с ламой во главе, а в 2011 уже немного расслабились и часа в 1,5 уложились, но тоже дудели старательно.

"Вдалеке - Ташинга, туда мы прийдём через десять дней, поближе - Ташинга, краем которой мы прошли через пару часов."

Первая "Ташинга" - Пхорце. Поправь.

Спасибо. Помню, мама смеялась моим смскам от 3 и 4 апреля в сравнении. 3-го числа написал: "Сегодня видели синюю птицу и Эверест". 4-го числа: "Сегодня видели украинца".

1) "Пред этой красотой все суета и дым".
Сижу и улыбаюсь давним друзьям.

2) Мы ведь к Тенгбоче не поднимались, лишь спускались, в тумане. Крутизна склона и перепад высот мне показались такими, что "поначалу мало не покажется".

Но вы к этому моменту давно прошли Ламждура-Ла и были полностью готовы лезть на настоящую высоту. С такой подготовкой что вам подъем от Пхунки Танга до Тенгбоче!

Кстати, "Шамбалу" в Пхунки Танга видели? Настоящая! :)


Edited at 2015-06-09 07:05 (UTC)

Видели. По идее, получается, что "Шамбала" - это "Шамба Ла", то есть перевал Шамба.