?

Log in

No account? Create an account
Mikka
mikka
.:::: ..:..

Ноябрь 2017
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Mikka [userpic]
Кодар. XVIII. Новая Чара.

Небольшой сквер недалеко от железнодорожного вокзала

Небольшой сквер недалеко от железнодорожного вокзала.

В Новой Чаре мы вышли на площади у вокзала и пошли заселяться в уже знакомую мне по 2005 и 2007 годам гостиницу «Кодар». Пафосность с тех пор выросла, цены тоже, а вот обстановка в самых дешёвых номерах (трёхместных) ничуть не изменилась. И даже на балконе рос иван-чай. В холле гостиницы висели трое часов, показывающих время для разных часовых поясов: ожидаемые “Novaya Chara” и “Moscow” и в неожиданно самобытном написании столица Китая “Peking”. Заплатив по 1100 рублей с носа (в 2005 году место стоило 150, в 2007 – 450) мы заселись в небольшой номер с тремя кроватями. Из удобств в комнате был умывальник, туалет и душ – на этаже. Из неудобств, как выяснилось вечером, ресторан на первом этаже, оравшая музыка из которого не давала спать до полуночи. Нам, можно сказать, повезло: в пятницу и субботу ресторан закрывается в 2 ночи, т.е. нормально выспаться не удастся.

Заселившись и помывшись в душе, мы отправились обедать. Причём я и Катя пошли на бизнес-ланч в ресторан на первом этаже, а Илья пошёл искать столовую подешевле. Бизнес-ланч был по северным меркам совсем недорогим: 250 рублей с человека. При этом претензий не было ни к одному из блюд (салат, суп, горячее). А сервировка так и вовсе была выше ожиданий: красивые тарелки, изысканные креманки для салата… Илья же нарыл столовую при локомотивном депо, куда свободный доступ всем желающим, и поел там на 170 рублей, причём салат не брал. Так что столовая не сильно и дешёвой оказалась.

Ещё примеры цен: пирожок с капустой или картошкой – 35 рублей; бутылка «Кадарки» - 250 рублей; пачка творога 200 грамм – 100 рублей.


Пообедав, мы посетили местный краеведческий музей с интересной экспозицией по строительству БАМа и Борскому ИТЛ. В нём мы хотели посмотреть какие-нибудь эвенкийские сувениры (те, что были на вокзале уж совсем космические цены имели), но ничего, кроме стандартных поделок из камня, продававшихся дороже, чем в Иркутске, не было.

На паровозике

На паровозике.


Посёлок мой - моя мечта

"Посёлок мой - моя мечта".


Лебеди из покрышек во дворе краеведческого музея

Лебеди из покрышек во дворе краеведческого музея.


Музей

Музей.

Большинство бамовских посёлков состоит из двух резко отличающихся частей. Одна половина - благоустроенные многоэтажные дома, среди которых частенько попадается 1-2 брошенных недостроенных дома. Другая - временный барачный посёлок времён строительства БАМа, по причиние перестройки ставший постоянным.

Дома барачной части Новой Чары

Дома барачной части Новой Чары и водопровод в деревянном коробе, заполненном опилками.

Вечером мы с Ильёй сходили в дальнюю часть посёлка, где наткнулись на заброшенное деревянное здание кафе, в котором я ел мороженое в далёком 1987 году.

Рассказ о Новой Чаре будет неполным, если не упомянуть местную газету – «Северную правду». Познакомившись с её творчеством в 2005 году, я не упускаю возможности прикупить новые экземпляры. Её чистый незамутнённый слог и тексты, будто написанные пятиклассником, доставили нам множество весёлых минут.

Северная правда


Северная правда


Северная правда


Северная правда


Северная правда


Северная правда


Северная правда


Северная правда

23 июля утром мы покинули Новую Чару поездом Тында – Анапа. Причём для Ильи это был прямой поезд домой, нам же следовало ещё сделать пересадку в Северобайкальске на улан-удэнский поезд.

В эту поездку мне наконец-то удалось посмотреть Северомуйский тоннель из торца хвостового вагона – никаких багажных к нам не прицепили, а проводница согласилась пустить меня на перегоне в рабочий тамбур (правда, видимо, опасаясь за тоннель на всякий случай простояла со мной все 15 километров). Тоннель оказался абсолютно прямым. А вот освещение его было странным: участки с ярким мигающим светом чередовались с длинными неосвещёнными отрезками.

Вечером мы были в Северобайкальске. Дыма было ненамного меньше, чем в Новой Чаре, а проводники говорили, что задымлено всё от самой Тынды. Чистый воздух начался только на следующий день.

Попрощавшись с Ильёй, мы поужинали омулем, а через какое-то время пошли садиться в наш поезд. С нами в вагоне ехал очень интересный человек. Он пешком пошёл из Баргузинской долины по р. Алла (где я был в июне) через хребет к Байкалу. Дальше он планировал побережьем добраться до Усть-Баргузина, а оттуда маршруткой вернуться в Улан-Удэ, где оставил у друзей паспорт, чтобы с ним «чего в походе не случилось». Но разболевшаяся нога вынудила изменить планы и выбраться в курорт Хакусы, откуда на катере он перебрался в Северобайкальск. А вот дальше начались проблемы: поезд-то шёл в Улан-Удэ, куда ему и надо было, но без паспорта сейчас билет не продают. Он долго уговаривал начальника поезда и сопровождение взять его с собой, будучи готов полностью оплатить билет. Но, опасаясь ревизоров, его согласились взять только до Братска – на этом участке таковых не встречается. Так что на следующий день ему пришлось выйти и с пересадкой в Иркутске добираться до Улан-Удэ автобусом и маршруткой. Надеюсь, что всё у него получилось.

24-го вечером на подъезде к Нижнеудинску, поезд попал в сильную грозу, которая даже из вагонного окна смотрелась угрожающе. Никто не заметил, что окно в коридоре напротив туалета забыли закрыть – образовался маленький потоп.

25 июля с двадцатиминутным опозданием мы приехали на станцию Иркутск-Пассажирский, а менее чем через час были дома. На этом рассказ о поездке на Кодар завершён.

Содержание

Comments

СПАСИБО за отличный отчет по Кодару! Как заново окунулся в те места!